ПРИКЛЮЧЕНИЯ ВИННИ ПУХА
или
КОГДА СОФТ СПЕЛЫЙ,
ЕГО КАЖДАЯ СВИНЬЯ ПОЮЗАЕТ


Москва, 1994.

Когда Винни Пух очнулся, то первое, что он смог увидеть, это были Ноги. Точнее, не Красивые Длинные Женские Ноги, которые любой Уважающий Себя Мужчина всегда напишет с большой буквы, а просто ноги, почти даже ничьи и ничем не примечательные.
У Винни Пуха зверски болело над левым глазом. Он ощупал себя там и обнаружил довольно здоровый фонарь.
"Кто ж меня так?" - подумал Винни обиженно.
Но в данный момент его больше интересовали ноги и их обладательница.
Винни присмотрелся, насколько позволял полумрак неопознанного помещения, и заметил, что уходящие в небо ноги, во-первых, действительно женские, а во-вторых, еще и не мытые. Слава богу, хоть не волосатые.
"Фу, гадость какая, - подумал Винни Пух. - Век меда не жевать... Меня щас стошнит..."
Он поднял плюшевую голову и попытался рассмотреть обладательницу такой гадости. В силу тех обстоятельств, что на обладательнице была мини-юбка, а также тех обстоятельств, что врожденная культурность не позволяет Автору рассматривать различные аспекты женского нижнего белья, такой внезапный подъем глаз заставил покраснеть обладательницу ног и радостно оскалиться Винни Пуха.
- Здравствуйте, господин Винни Пух, - сказала обладательница ног, причем довольно приветливо.
- Здравствуй, грязнуля, - ответил Винни Пух довольно неприветливо и в то же время по-медвежьи ласково. - По-моему, я тебя где-то видел... Такую грязную... Точно видел, грязнуля...
- Я не грязнуля, - обиделась обладательница ног и сообщила медвежонку доверительно: - Я перестала пользоваться мылом и уже через пять дней заме...
- Знаю, все знаю, засохни, - потребовал Винни Пух, демонстративно затыкая уши. - Глаза б мои не смотрели, - проскрипел он свозь зубы. - Так вот где я тебя видел...
Разговор не клеился.
- Где я?! - завопил вдруг Винни Пух очумевшим голосом, как будто он только что очнулся в камере Гестапо, на его лапы надеты наручники, а над ним ласково склонился старина Мюллер, похлопывающий себя по затылку.
Обладательница ног стала что-то убедительно говорить, Пух видел, как движутся ее пухлые губки, но отчего-то не слышал слов. Минута раздумья принесла ему мысль, что нужно убрать лапы от ушей, потому что плюш, из которого указанные лапы сделаны, имеет свойство звуконепроницаемого материа... Ну, в общем, понятно.
- Стой, не лопочи... Повтори, что ты только что сказала?
- Я говорю, это все научно-исследовательский центр CIA, - сообщила обладательница ног (пусть читатель простит меня за то, что я пока не подобрал ей подходящего названия, ибо таковое лучше запоминается), делая ручкой живописную дугу от окна к двери.
- Ага, - сказал Винни. - А там? - и он показал в противоположную сторону.
- И там - центр... - обладательница ног была в легком замешательстве. Медведь, ее подопечный, оказался на редкость хитрым типом.
- А-а-а, - сказал Пух. - Психушка, значит...
- Нет, не психушка, - убедительно сказала обладательница ног.
- Значит, точно психушка, - вывел Винни Пух мрачно. - Во влип... В эху написать - никто ж не поверит...
- Не надо никуда писать, - сказала обладательница ног. - Вот еще глупости... Мне такого не велено...
- А что тебе велено? - осведомился Пух.
- Ну... Во-первых, обед... Во-вторых, ужин...
- Весь список зачитай, пожалуйста, я опции проставлю, - предложил Винни.
- Хорошо, господин Винни Пух...
- И не надо называть меня "господин Винни Пух".
- А как же?
- Ну, "любимый господин Винни Пух". Ясно?
- Ясно, любимый господин Ви...
- Не, погоди, не звучит. Пусть будет... э... дорогой товарищ начальник. Во.
- Touvaristch? Пикантное словечко, - вставила обладательница ног и попыталась похабно улыбнуться. - Сексуальненькое словечко...
- Тьфу, ну и рожа у тебя, - Винни Пух всегда был мастером на комплименты, особенно когда дело касалось таких красивых особ, как, например, Кенга. - Не могли, что ли, другую послать? Покрасивше?
- Другая в интересном положении, - похабно хихикнула обладательница ног.
- От кого? - бесстыдно осведомился Винни Пух.
- Да так... Был тут один hacker... - таинственно произнесла обладательница ног.
- Хаккер? Наш человек... Ну что, красотка, хочешь завести себе маленького медвежонка? Сколько, кстати, у вас за это дают?
- Чего дают? (Он назвал меня красоткой!!!)
- Ну, как чего... Какие сроки и по каким статьям...
- А... Так это ж только если заявление... А кто ж заявит на такого... шикарного мужчину...
- Дикая страна... (Она назвала меня шикарным мужчиной!!!) А та, другая, которая в интересном, она тебя красивее?
- Да что вы, дорогой товарищ начальник, она...
- Подожди, мне разонравилось "дорогой товарищ начальник". Зови меня проще, по-свойски, "мистер Винни Пух".
- Мистер Винни Пух, - повторила обладательница ног.
- Во-во, - согласился Винни. - Прям как САВА. И навевает сладкие сны о родине. Во. Ну, красивее та дура или нет?
- И не красивее и точно дура, - сообщила обладательница ног.
- М-да. У вас сортир-то тут есть? Или все удобства на улице? - осведомился Винни внезапно, оглядев помещение. Слева была стена с окном, около окна стоял стол, на нем компьютер. Определить модель через металлический корпус Винни не мог. На окне была крупная решетка. Винни нахмурился.
- Зачем решетка? - поинтересовался он. - Меня что, повязали?
- Нет, что вы, мистер Пух...
- А-а-а, точно, повязали! - завопил истерично Винни. - Волки позорные, мусора поганые... - он повалился на пол и принялся колотить лапами пол, покрытый отличным вражеским линолеумом, повторяя различные характеристики органов правопорядка, они же внутренние. Перепуганная обладательница ног бросилась к двери и принялась колотить в нее остро отточенным каблуком туфли. Ей открыли и выпустили на свободу. Винни еще немного покричал, обещая порвать пасть и выколоть моргалы, а также откусить нос и завязать уши ажурным бантиком. В дверном проеме показалось существо без пола, но со здоровым шприцом, что заставило медвежонка моментально успокоиться - очевидно, в шприце было успокоительное. Дверь закрылась.
Винни Пух тут же поднялся с пола и принялся тщательно отряхиваться.
"Эк я им истерику закатил, - сказал он сам себе. - Может, еще под психа закосить? Как Кролик выпендривался, это я видел... Хотя смешно требовать от медвежонка, у которого голова набита опилками, вялотекущей шизофрении или буйнопомешанной паранойи..."
И медвежонок с головой, набитой опилками, уселся за стол напротив компьютера и принялся размышлять...
"Почему научно-исследовательский центр? - думал Винни. Если бы это был не Винни, а Страшила из "Изумрудного города", то из его головы наверняка стали бы лезть иголки/булавки, но, в отличии от последнего, опилки, которыми была набита голова Винни, были тщательно просеяны во избежание недоразумений и нарушений авторских прав на набивание голов разной дрянью. - Почему именно научно-исследовательский? Может, тут ставят Жуткие Опыты на медведях?!"
- А-а-а, волки позорные, - закричал Винни погромче на всякий случай, но уже довольно спокойным голосом. Очко на двери покачнулось - очевидно, его подняли Враги, чтобы рассмотреть, чем занимается Винни Пух. Винни поискал на столе тяжелый или просто режуще-колющий предмет, нашел остро отточенный карандаш. - Сейчас, сейчас, - пообещал Винни, прицеливаясь.
Громкий, полный удивления вопль, раздавшийся сразу же после исчезания карандаша в очке, вызванного мощным броском Винни, подсказал медвежонку, что кто-то в ближайшее же время будет ходить с повязкой на глазу и будет получать пособие по разделу "производственная травма".
"А может, я ему... или ей... и ва-аще глаз выбил... А клево я попал... Вот что значит столько лет в дисковод дискетой попадать", - подумал Винни с особой гордостью. - Да, - вспомнил он совершенно Вдруг. - А почему я сейчас не дома? Где я?! Мама! Мамочка!!!
Последние четыре слова медвежонок, неожиданно для себя, произнес вслух.
Дверь открылась, показались вражеские санитары. От отечественных они существенно отличались тем, что совсем не были похожи на платяные шкафы и вид имели не тупо-идиотский а скорее настороженно-придурковатый. Винни Пух окинул взглядом ее и некоторую часть коридора позади двери - так, на всякий случай.
- Волки позорные, - завопил он. Громко, но довольно равнодушно.
Санитары отнеслись к воплям с достойным пониманием и, приготовив смирительную рубашку, стали медленно приближаться к Винни Пуху.
- Э-э-э, ребята, вы чего? Я ж пошутил. Я что, я ничего... - Винни отполз на несколько метров вглубь комнаты.
Один из санитаров взял смирительную рубашку за один рукав, другой - за второй, и они стали приближаться к Винни с какими-то подозрительными намерениями, вероятно, они намеревались ловить Винни смирительной рубашкой, как сетью.
- Мужики, мужики, - заторопился Пух. - Вам чего? Я на все согласен... Я чего, я ничего!
- Согласны - вот и прекрасно, - из-за двери показался Pronin в джентльменском костюме.
- Согласен, - повторил Винни Пух. - Костюмчик-то, небось, от Ле Монти? Ну, что я должен делать?
- Да, в общем-то, ничего. Но пара-тройка Растлительных Игрушек помогла бы делу.
- Игрушек - в смысле, елочных, сексуальных или каких еще?
- Игрушек - в смылсе, игровых программ для ЭВМ. Во.
- У-у-умный... А нафига?
- Как - нафига? Это же, можно сказать, стратегический материал для разлагающей борьбы с противником...
- А-а-а... Ну, раз для разлагающей...
- Вот-вот. Для разлагающей. Почему, как вы думаете, в United States of Siberia такая плохая погода и такие темпы инфляции?
- Уроды они, - предположил Пух.
- Ну, это тоже фактор, но на него процент другой... А основная причина - Tetris. Да-да, тот самый Тетрис...
- И ни фига не тот самый, - заявил Винни. - Я вообще о другом подумал...
- Не надо ни о чем другом думать. Это в нашу программу относительно вас не входит.
- А что входит?
- Ну, это секрет... Военная тайна, можно сказать.
- У-у-у, ну раз военная, я спрашивать не буду...
- И не надо... В общем, сегодня же можно приступать. За месяц пару игрушек осилите?
- Ну... Не знаю... А кормить будешь?
- Обязательно. Вы, по нашим сведениям, мед любите?
- Еще сгущенку, - быстро отреагировал Винни Пух. - А что это за сведения?
- Ну, значит, и сгущенку... - Pronin игнорировал вопрос и достал записную книжку. Вероятно, его голова имела некоторые отверстия, пропускавшие нужную информацию. - Для производства вам вот той машины хватит?
- Может, и хватит... А может, и не хватит... Что я, через корпус вижу, что там?
- Ну, посмотрите еще... Из программного обеспечения что вам нужно?
- А там ничего нет? Ну, деятели... Что ж я, в DEBUG'е вам игры рисовать буду? Да, кстати, мне художника надо, чтобы картинки рисовать... свиней, там... А лучше, художницу. И чтоб было все в порядке... в смысле, у нее. И здесь, и вот здесь, - Винни недвусмысленно показал на различные части своего плюшевого тела. - И чтоб без глупостей, - сказал он. - А ту сегодняшнюю грязнулю чтоб уволили... Истеричка хренова, - пробормотал он сквозь зубы, разглядывая немытые месяца три - три с половиной лапы. - Да, о чем это я? А, о софте. Во, память-то осталась! Ну так вот, мне бы Паскаля седьмого-восьмого-четырнадцатого... Борланд конечно. Ну, ассёмблера насыпьте, дебаггера там, профилера... Тулзов разных для кучи... Разного софта поновее... И чтоб без глупостей, - повторил он. - Чтоб никакого лицензионного...
- Как - не лицензионного? Вы опасаетесь, что выяснят...
- Ничего я не опасаюсь, - отрезал Винни Пух. - Противно просто... Да, забыл совсем, Петеньку притащите!
- Какого?
- Ну, как какого! Нортона!
- Вам как его, живьем? Это сложно...
- Не, живьем не надо - что я, зопух, что ли, Пети не видел? Я коммандер имел в виду... Ну, знаешь, Нортон Коммандер... Ну, панельки такие, на них файлы... Ну? Что ж ты такой тупой-то? Где учился?
- В Итоне... В Кембридже, - перечислил помрачневший Pronin.
- А до того?
- СПТУ 938, - сказал Pronin еще мрачнее.
- А-а, оно и видно... Деревня... Все у вас тут такие Итонцы?
- Почти что... Тут только с высшим...
- Образованием? Ну, а у меня три класса... Клево, да? У нас там тоже есть такие... интеллигенты хреновы... Кролик только один чего стоит - у того аж восемь классов... С отличием - всего восемь троек... А Кристофер Робин вообще дегенерат - десять... С парой по пению. И вот чего, я тебя буду Итонец звать... Понял?

* * *

Чтобы ни в коей мере не опорочить понапрасну кого-либо из жителей Леса, указав в данном произведении, что именно он не заметил вовремя отстутствия Великого Хаккера Винни Пуха, я должен сказать, что отсутствие указанной личности заметили все, и притом практически одновременно.
То есть, конечно же, первым заметил его отсутствие лучший друг медвежонка Пятачок, а уж затем все остальные, но это уже мелочи, которые, как пишут в умных книгах (следственных протоколах) "не изменяют состава преступления".
Однажды рано утром Пятачок обнаружил совершенно для себя необычное желание пойти к кому-нибудь в гости. В последнее время, после случайно попробованного крэка, у него стали появляться совершенно непонятные желания - однажды ночью, например, он проснулся и, как лунатик, добрался до окна и сожрал до корня кактус. Вероятно, клиент, то есть, кактус, был удивлен таким поведением мирного кактусовода-любителя безмерно. Преступление раскрылось только утром, когда во рту стало больно от колючек и возникли некоторые проблемы с желудком с вытекающими отсюда, то есть, из него, желудка, последствиями. С помоями из желудей было гораздо проще...
Ну так вот, Пятачок проснулся и возжелал отправиться к кому-нибудь в гости. Все бы ничего, если бы фигурные часы-скульптура "Пятачок и время - неотделимы" не показывали полшестого утра.
Беспокойство, в котором провел столь раннее утро несчастный поросенок, описать трудно. Идти в гости хотелось очень сильно, просто безумно, тем более, что поросенок cвоим поросячим подсознанием чувствовал, что до пятницы он совершенно свободен. Пятачок, страдая неимоверно, почти что начал выть по-волчьи, хотя вышеуказанного существа опасался и не поминал всуе лишний раз, дабы не накликать на себя данного представителя рода Хичников (нет, не ошибка, это от слова Хич-Кок, то-бишь, "тудыть ее в качель"). Помучившись сорок или даже пятьдесят семь минут, Пятачок вдруг неожиданно сообразил, что его раннеутреннее посещение может не удивить и не разозлить до Злостной Свирепости только разве что его любимого лучшего друга Винни Пуха. Тем более, думал Пятачок, что Винни наверняка что-нибудь модемит со Страшно Больной Головой и с Очень Красными Глазами и, может быть, даже обрадуется посещению поросенка и даст ему домодемить Что-Нибудь Важное...
Когда Пятачок вышел из дома, на него опять напал давнишний наркотический дурман.
Разбив стекло в собственном доме и надписав на надписи "Do Not Ent..." (я уж, пожалуй, не стану повторять, что она означает) другую надпись, Весьма Ругательного Содержания, Пятачок продрался сквозь кусты, в которых запуталось что-то серое, вероятно, приписывая народным творчеством Волку жилетка (которая ему, как известно, нахрена), выбрался в канаву, форсировал ее и направился прямо к норе Кролика. Что он делал в это время, Пятачок соображал с трудом.

Утром Кролик проснулся, точнее, вскочил, оттого, что что-то твердое и острое вонзилось ему в бок. Если учесть к тому же, что Кролику при этом снился Страшно Ужасный Ночной Кошмар, можно предположить, что испытал несчастный представитель отряда грызунов.
Указанные представитель забыл о важной представительской миссии, возложенной на него вышеназванным отрядом грызунов, завопил "Мама!" и проснулся. Ржавая диванная пружина подозрительной формы торчала из его ложа, грозя вонзиться под ребро. Несчастный интеллигент достал со столика очки, связанные веревочкой и скрепленные изоляцией, почесал лохматый нос и с подозрением изучил пружину теперь уже посредством очков.
- Чегт возьми, - прокартавил он так, что ему мог бы позавидовать сам Вождь Мирового Пролетариата, буде бы он слышал, с каким непередаваемым акцентом было произнесено данное стенание. Вследствие такой сильной зависти Кролик в будущем запросто мог оказаться репрессированным.
Кролик вылез из-под драного одеяла, понимая, что уже заснуть не сможет. Злобно потряхивая ушами, на которых осел какой-то рыжеватый пух (вероятно, из подушки), он подобрался к своей BBS и нервно сбросил с линии робкого и застенчивого юзера.
- @$#@%! - заявил Кролик монитору. Монитор реагировать не торопился. - Ненавижу, - сказал Кролик довольно внятно.
Внезапно невдалеке, а точнее, совсем близко с норой послышалось какое-то очень неуверенное громыхание.
Еще мгновение - и в нору ввалился Пятачок, в совершенно невменяемом состоянии...

Когда дурман стал понемножку выветриваться из головы Пятачка, он увидел перед собой слегка расплывшуюся и значительно сонную, а также адекватно помятую физиономию Кролика, вид которой вызвал у него легкую тошноту.
"Ничего-ничего, сейчас пройдет", - убеждал себя Пятачок, разыскивая задним левым копытцем стул, на который можно было бы взгромоздить собственные окорока. - "Сейчас-сейчас... Вот, сейчас все будет клево..."
Между тем он, не замечая сам того, брыкался отчаянно, и Кролику стоило неимоверных усилий сократить количество разбиваемой поросенком посуды хотя бы наполовину.
Наконец, последние остатки дурмана покинули голову поросенка и он почти что пришел в себя.
- Привет, Винни! - сказал он совершенно без выражения.
- Привет, привет, - ответил Кролик озадаченно. - Хотя я вовсе и не Винни...
- Это что-нибудь да значит, - заявил Пятачок; если бы я сказал, что взгляд его не был безумен до неузнаваемости, это было бы неправдой. - Собственно, я шел к мистеру Винни Пуху. Ты, собственно, почему за него, собственно, здороваешься?
- Я? Я, собственно... тьфу, черт, вот привязалось... Я, в общем-то, Кролик...
- Вижу, - сказал Пятачок совершенно спокойно. - А я-то думаю, что это у Пуха шерсть такая линялая... И такие уродские уши повылазили... Думаю, не иначе, как в принтер затянуло...
- Нет, Пятачок, это не в принтер...
- Да, я уже догадался. Сейчас только. Вот. Чего я? А, ну да, я шел в гости к мистеру Винни Пуху... гм... - Пятачок покачнулся, но устоял на копытцах. Кролик забеспокоился. Невменяемость поросенка его немного нервировала. - А тут - ты, Кролик... Весь какой-то облезлый... Ты что, линяешь?
- Нет, кажется, - сказал Кролик не очень уверенно. - Мы, Кролики, вообще-то редко линяем... А то из нас бы шапки, наверное, и не делали бы...
- А-а-а... Шапки... Их, кажись, на головы одевают, да? Так может у тебя это... как его... лишай?
- Не знаю, - Кролик похолодел.
- Ну ладно, ты это, в КВД сходил бы, что ли, - посоветовал Пятачок, делая совершенно непроизвольный балеринский выпад на одном копытце в сторону отверстия наружу.
"А что такое, интересно, КВД?", - подумал Кролик озабоченно, когда Пятачок, опять-таки впавший в невменяемое состояние и горлопаня во все горло "Нам не страшен серый Plus", мчался по Лесу в неизвестном направлении.
Слово "КВД" напомнило Кролику "КГБ", содержавшее его интеллигентсткую сущность вплоть до своего благополучного нахренформирования, в виде осведомителя, и внушило ему за время плодотворного сотрудничества почтительный страх. В энциклопедическом словаре оное слово напрочь отсутствовало, а спросить в LES.ECHO Кролик отчего-то постеснялся, тем более что Модератор, коим являлся он сам, уже влепил ему, то есть себе, два плюса за оффтопики.

Далее о похождениях Пятачка ходят весьма противоречивые слухи. Автор предпочитает опираться на сведения, почерпнутые из официального средства массовой [дез]информации "Лесная Правда", опубликовавшего сообщение, записанное, в свою очередь, со слов Тигры, утверждавшего, что когда он, Тигра, встретил в то утро Пятачка, перебиравшегося по закону отражения под углом падения посредством елок и сосен через поляну, то Пятачок схватил сам себя за голову и Очень Диким Голосом завопил "Это я или не я?!". Данное явление так удивило мистера Тигру, что он с места происшествия скрылся. Прочие источники в виде Кенги утверждали, что Пятачок бился головой в Дуб с Пчелами, делал непристойные жесты ей, госпоже Кенге и орал во всю поросячью глотку, что "Кролики - это не только ценные шапки, но и модем тоже сопроцессор!!!" Пчелами информация не подтверждена. Имена зверей изменены, дабы не затрагивать интересы реальных лиц.

До колючей проволоки, коей было опутано мирное жилище Винни Пуха, Пятачок добрался почти без приключений. Когда до собственно проволоки, напряжение на которой нельзя было бы назвать низким, ему оставалось шага три-четыре, наркота выветрилась из его поросячьей головы и он как бы пришел в сознание.
- Ой, мама! - позвал Пятачок вслух. - Чуть не въехал...
Он остановился и попытался отдышаться.
- Э-э-эй, медведь! - завопил Пятачок, основательно отдышавшись. - Кабан пришел!!!
Пух не появлялся. Пятачок удивился.
"Обиделся, что ли?" - подумал он огорченно. - "А что я ему такое сделал?"
- Пу-у-у-у-у-у-у-ух!!! - завопил Пятачок с такой громкостью, на которую только был способен. Если бы его услышал кто-либо из его знакомых, он наверняка бы подумал "Это кто это тут пищит?!"
Винни Пух никак не отреагировал. Проницательный читатель, наверное, уже догадался, что Пух и не мог отреагировать, поскольку находился в изрядном отдалении от своего собственного дома.
- Что я ему сделал? - всхлипнул Пятачок. - Зачем же так жестоко? Ну нафига, а?
Он сел рядом с колючей проволокой на землю и стал издавать скорбные хрюканья.
- Если не выйдет за пять минут, я... Я сам к нему залезу, - подумал Пятачок вслух.
Часов у него с собой не было, поэтому секунд через пятнадцать он стал оглядывать окрестности в поисках места проникновения к Винни Пуху.
Нельзя сказать, что Винни Пух создал столь сложную систему защиты, чтобы предотвратить проникновение в свое жилище Очень Маленьких Безобидных Существ. Пуха больше интересовали аспекты защиты от Мутантных Слонопотамов, Гиперсвирепых Вуглускров и сопутствующих Мышей, которых Винни не любил из принципа, а также Гибридных Ягуляров, также представлявших определенную опасность для мирного медвежонка.
А поскольку Пятачок как раз и являлся таким Очень Маленьким Безобидным Редкобуянящим и Оружиененосящим Существом, он без особого труда нашел отверстие в заборе, протиснувшись с применением некоторых усилий, он попал во внутренний двор дома Винни Пуха. (Нужно отметить, что в дальнейшем отверстие было заделано во избежание недоразумений.)
- Винни, Винни! - позвал Пятачок, пробираясь по минному полю ближе к дому. Пух никак не реагировал (если непонятно, почему никак, смотрите на несколько абзацев вверх).
Подобравшись вплотную к дому, Пятачок подобрался к окну и заглянул в него. Внутри было тихо, Винни Пуха поросенок не увидел.
"Прячется, наверное", - подумал Пятачок сокрушенно. - "Обиделся..."
К двери идти ему не хотелось, так как с пятидесятидюймовой пушкой Пятачок вряд ли пришел бы к консенсусу.
Пятачок покряхтел для виду и влез в окно.
На первый взгляд Пуха видно не было. На второй тоже.
"Под печь, может, спрятался?" - подумал Пятачок, вспоминая народный фольклор. Поразмыслив минуты три, он вспомнил, что у Пуха не было печи.
- Ну Пух же! - сказал Пятачок в полный голос.
И поскольку Винни Пух не отреагировал даже на такое заявление, Пятачок уже с некоторой легкой уверенностью подумал, что Пуха, наверное, действительно нет дома.
- Куда ж он делся? - размышлял Пятачок вслух. - К Кролику, может, пошел, ухи трепать? Не... У Кролика я был, он сегодя не в духе. К Иа-Иа? Так он всегда не в духе... К Кристоферу Робину? Надо ему позвонить...
Пятачок добрался до кресла, в котором всегда сиживал Винни Пух, залез в него и огляделся по сторонам. Обилие телефонных аппаратов, магнитофонов, системных плат, UPS'ов и SPU'сов, различных девайсов, аппаратесов, свитчесов, баттонсов и индикейторсов его поразила.
- А тут клево, - сказал Пятачок вслух, пытаясь представить, какие чувства испытывает Винни Пух, находясь среди всех этих приборов. Чувства, наполнившие при этом поросенка, нельзя было бы назвать иначе, как распирающими.
Он важно протянул копытце к одному из телефонных аппаратов и важно сдернул трубку. То, что она упала на пол, поросенка не смутило - он протянул копытце к другому телефону. С шестой попытки получилось.
Пятачок наморщил щетинистый лоб и стал соображать, какой у Кристофера Робина номер телефона. Вспомнив его минут через тридцать, Пятачок важно настукал номер на телефонных кнопочках. Удивленное "Алле?" раздалось в трубке через несколько секунд. (Напомним, что некоторые операции, произведенные Тигрой, не позволяли Кристоферу Робину адекватно применять определитель номера, когда ему звонил Винни Пух. И именно потому, что номера Винни не определялись, Кристофер Робин всегда определял звонки медвежонка.)
- Это я, - сказал Пятачок в трубку. Очень Важным Голосом.
- Пятачок? - удивился Кристофер Робин. - А я тебя узнал, богатым не будешь! А чего ты от Винни Пуха?
- Да. От него, - подтвердил Пятачок. - Я. Тут.
Он почувствовал, что наркотический туман опять обволакивает его голову, посему замотал ею и с трудом попытался удержаться на месте.
- А-а-а... Ну да, - сказал Кристофер Робин. С каждым словом его тон был все мрачнее и мрачнее. - А я тут вспомнил, у меня когда-то бабки сперли...
- Да-а-а? - произнес Пятачок с неподдельным ужасом. Он не любил, когда с ним разговаривали Мрачным Голосом. - И много? - осторожно осведомился он.
- Много, Пятачок... То есть, я даже и не помню...
- Ну-у-у... Значит, много...
Пятачок хотел было спросить, не у Кристофера Робина ли Винни Пух, но вовремя догадался, что если бы медвежонок действительно был там, он обязательно бы отреагировал на то, что Пятачок звонит Кристоферу Робину из его дома и в его отсутствие, что неблагоприятно сказалось бы на дальнейших взаимоотношениях Свинья-Медведь.
- Ну-у-у... Ну, тады покеда... - Пятачок уронил трубку на рычаг и сделал вид, что задумался.
Оставим его в задумчивой позе тов. Ивана Грозного, изучающего тело убиенного царевича в целях составления научного труда о строении гортани и горловых связок и вен, пока он еще никого не обидел, и перенесемся на некоторое время к узнику гнусных империалистов Винни Пуху...

* * *

- Здравст-те, мистер Винни Пух!
Было бы большой ошибкой назвать cозданьице, которое стояло перед Винни Пухом, некрасивым или даже уродливым.
- Привет, привет, - обрадованно поздоровался медвежонок. - Ты как сюда ва-аще, надолго?
- Не знаю, - сказало созданьице кокетливо. Беглый осмотр с ног до головы позволил Винни определить женский пол субъекта. - Я, ва-аще-то, художница. Начинающая, в-ощем-то. Не законченная, знай-те-ли... К вам, понимаете ли, послали...
- А-а-а... - Винни погрустнел. К художникам он питал противоречивые чувства, особенно после получасового созерцания "Черного квадрата" какого-то знаменитого художника, не то Черкавича, не то Мазюкича, не то Грязевича.
- Ну, мистер Пух, что делать будем?
- Свиней рисовать, - сказал Винни отрешенно.
- Свиней? А, это такие, с рылом там, с копытцами...
- Рыло не там, рыло здесь... Во, смотри... И с щетиной, - уточнил Винни уныло.
- Ага... Ну, с щетиной, так с щетиной... А для каких целей, собс-но, свиньи-то?
- Игра такая будет, - сказал Винни обреченно-равнодушно. - Свинская...
- А-а-а... Ну, если уж свинская, то...
- Во-во, - вздохнул Винни.
Про себя он, вероятно, думал: "От вас, художников, всего можно ожидать".
- А правда, что этот, как его?.. забыл фамилию... Ну, знаменитый такой, правда, что он какой-то квадратик десять лет рисовал?..
- Малевич, что ли?
- Во-во, Малевич...
- Правда... Они такие, эти импрессионисты... Вот модернисты или нео-сюрреалисты, они...
Винни сделал вид, что внимательно слушает, и почти что незаметно заткнул уши.

* * *

Тигра шел по Лесу и думал, как он сейчас, придя к Кристоферу Робину, стукнет кулаком по столу и скажет: "Что у нас такое с Пятачком?!" А Кристофер Робин, наверное, скажет: "А что у нас такое с Пятачком?" А Тигра ему: "Не то у нас что-то такое с Пятачком!" И Кристофер Ро... Ой-ой-ой... Ну какая пад... гнида по всему Лесу шкурки от дискет разбросала? Отловить пора всех этих Вуглускров поганых... Мыши уже два месяца жалуются... Вот... А от Вуглускра до Гибридного Ягуляра ведь один шаг... или полтора шага...
Тигра и сам не заметил, как быстрые лапы и помощь хвоста принесли его к дому Кристофера Робина.
Он занес перед собой лапу, чтобы тут же ударить кулаком по столу, и открыл дверь.
Кристофер Робин, как и ожидалось, сидел за столом, положив на него ноги, наподобие ковбоя; глаза его были закрыты, изо рта торчала сигара, и Тигра понял, что помимо пламенной речи получится еще и неплохая шутка. Он подобрался поближе и со всего размаха ударил лапой по столу.
- Что у нас такое с Пятачком? - проревел он.
Кристофер Робин отреагировал не сразу.
- Не греми, стол поломаешь, - сказал он довольно равнодушно примерно через три минуты. Не было ни одного фактора, указывавшего, что его интересует Пятачок и состояние его души, и Тигра даже пожалел напрасно ушибленную лапу.
Такого поворота разговора Тигра не ожидал, и его продолжение пришлось придумывать по ходу дела, импровизируя, так сказать.
- Хренота какая-то у нас с Пятачком! - сказал Тигра убедительно. - Не иначе, пьет...
- Ну, это его личное дело... - сказал Кристофер Робин отрешенно. - Пятачок пьет, Кролик морковь жрет без меры, я вот... Гм... Ну, впрочем, это не важно.
- Нет, почему-й-та? Важно! Ну-ка, колись!
- Что, прямо щас?
- Чего - "прямо щас"?
- Колоться, что, прямо щас? Здесь?
- Ну да, выкладывай, чего ты там "гм"? Что это за Подозрительное Многозначительное "Гм"?
- А-а-а, ты в этом смысле... Да так, ничего... Я просто так сказал... А что, ты говоришь, такое с Пятачком?
- А, ну да, этот Пятак такое вчера выделывал...
- Ну-ка, ну-ка? Что выделывал наш маленький Пятачок?
- У-у-у, он такое выделывал!!! Порядочным Тиграм даже смотреть противно, что он выделывал... По сравнению с ним Вуглускр или даже Гибридный Ягуляр просто ничегожный муварей по сравнением с... с... в общем, с такой во лошадью, - Тигра сделал лапами Очень Мощное Движение и принялся тяжело дышать, чтобы отдышаться от такой Мощной Фразы.
- А как там Вуглускры поживают? - поинтересовался Кристофер Робин Совершенно Между Прочим.
- А так и поживают, - ответил Тигра, тоже Совершенно Между Прочим. - Мыши жалуются. Вуглускры поживают. Чего ж еще такого?
- Ох уж эти Вуглускры... Они нам все цифры и показатели портят... По статистике, - Кристофер Робин, удачно блеснувший словечком, с презрением поглядел на Тигру. Тигра в долгу не остался.
- И инфраструктура тоже, - вставил он и уставился на Кристофера Робина с не меньшим презрением. - И еще File not found.
- Да... - поддакнул Кристофер Робин, чтобы не показать, что он не знает таких Умных Слов. - А ведь это Кенга придумала Вуглускров разводить... - вспомнил он после десятиминутного молчания.
- Точно... Как раз после той пьянки с Кроликом. Она, гни...
- Ну да... А ты Вуглускра пробовал?
- Да ну его, - Тигра посмотрел на Кристофера Робина с отвращением. - Он же Мышей... Того...
- Ну, он же их не ест...
- Еще бы он их ел... После этого... Хотя, тогда бы никто не жаловался, наверное... Все равно противно. Тьфу, меня щас вырвет...
- А я пробовал... Фанатская штука... С луком его...
- А может, они от того так к Мышам, что мы их едим? С луком? - Тигру ни с того ни с сего потянуло на философию.
- Может быть... Тебя бы ели, ты бы и... Пчел, не то что Мышей... Того...
- Ну-у-у... Это ты загнул... Мыши Пчелам рознь...
- Сам ты рознь... Ща вот я тебе...
- Я тебе сам... Дам... Ай!.. А чего Вуглускры едят?
- Ну... Не знаю. Травку там, листочки, цветочки... Жучков, бабочков.
- Травку? Ты ж говорил как-то, ее не едят, а тянут... Ну, это, косяк там...
- А-а-а... Нет, это я про другую травку... Эта травка... Да, кстати, что у нас такое с Пятачком?
- А вот он, кажись, как после той травки... Ну помнишь, ты рассказывал, как ее натянешься, едешь на тачке и ОРУДовцам факи показываешь... И все пофигу...
- Чего, ОРУДовцев обижает?
- Нет, что ты... Пятачок ведь Самое Безобидное Существо... Даже не изнасиловал никого уже три года подряд, какие там ОРУДовцы... Просто последнее время он как будто нанюхался чего-то...
- Где берет, интересно, - сокрушенно пробормотал Кристофер Робин.
- Что берет?
- Так, ничего. Так ты говоришь, нанюхался?
- Ага. Бредит, на зверей порядочных бросается... С поцелуями. На Кенгу особенно...
- А может, нравится она ему, - предположил Кристофер Робин.
- Кенга? Издеваешься... Она и нравиться-то не может... Сплошная кенгурятина... Смотреть не на что...
- Понятно... Ну что же, надо спасать нашего дорогого Пятачка...
- Во-во, спасать! - незаметно для Тигры, разговор перешел в то русло, которое Тигре было нужно. А ведь всем известно, что Лучшие Спасители и Самые Великие Спасатели - это, конечно, Тигры... - Его ловить-то нужно? - поинтересовался Тигра сразу же, чтобы не терять времени, если действительно нужно.
- Нет, хватит, - отрезал Кристофер Робин и ударил кулаком по столу. Новая агит-табакерка в форме спрута с надписью "Щупальца мирового империализма тянутся к нашему Лесу... Бычков им полные штаны, а не Лес!" радостно подпрыгнула, и все окурки, обещанные в Довольно Грубой Форме щупальцам мирового империализма, самостоятельно выбросились на пол. Указанным щупальцам остался всего один весьма пожухлый бычок.
- Хватит, - повторил Кристофер Робин, уже мягче и без ударения по столу. - Кролика уже перевоспитывали... Ловить не надо, надо просто спокойно поймать и спроводить...
- Куда?
- Куда... Ко мне конечно, ежику ж понятно...
Комок колючек в углу, около Очень Большого Сейфа, недовольно заворочался.
- А где он?
- Кто, ежик?
- Не-е, Пятачок!
- А-а-а... Пятак... Пятак только что звонил мне от Винни Пуха.
- И чего?
- Спрашивал, не у меня ли Винни Пух.
- Ну, видишь?
- Чего - "видишь"?
- Маразм!
- Да-а-а... - до Кристофера Робина, как говорится, дошло только теперь. - А чего ж он там делает, если Винни нету? Он же может ему скачать Что-Нибудь Не То!
- Во-во... Или Что-Нибудь То. А раз Винни нет, он от этого еще больше рассвирепеет...

* * *

Пятачок сидел в кресле Винни Пуха, сидя за которым некоторое время назад, он звонил Кристоферу Робину. Взгляд его глаз был более чем отсутствующий.
Когда в дверь позвонили, он совершенно не задумываясь влепил копытцем по кнопке открытия двери. Следует отметить, чо Винни Пух не позволял себе таких вольностей и пускал гостей к себе, только основательно допросив о намерениях посещения с применением коварных вопросов о годе рождения и семейном положении.
- Привет, Ви...
Тигра попытался ввалиться в комнату, где и находился Пятачок, причем произошло это, как всегда у Тигры, Очень-Очень Быстро, думая, что увидит сейчас Винни Пуха или одного, или в компании Пятачка, но, увидев Пятачка в невменяемом состоянии, остановился и понял, что вваливание в комнату испорчено.
Следом за ним появился Кристофер Робин.
- Привет, Пятак! - поздоровался он. - Хотя мы с тобой здоровались сегодня уже, как говорит Иа-Иа... А Винни где?
- Я первый. Спросил, - заявил Пятачок чрезвычайно равнодушно минут через десять. В его поросячей голове опять носился ветер наркотического дурмана.
- Что спросил? - встревожился Тигра.
- Где. Пух, - слова, исходящие из недр поросенка, иссякли, что дало повод Тигре и Кристоферу Робину основательно их обсудить.
- Ты! - Тигра попытался припереть Кристофера Робина к стенке, но тот вывернулся, и припереть его удалось только к столу.
- Я!
- О чем?!
- Что?!
- Его!
- Кого?
- Спрашивал!
- А-а-а... Не знаю. Он, наверное, про то, как мне звонил...
- Куда дел?!
- Кого? - Кристофер Робин попытался отодвинуться от стола, так как занимать оборонительную позицию ему не очень-то нравилось. Тигра стойко держал позиции и не собирался сдаваться.
- Пуха! Нашего дорогого Пуха! Величайшего Хаккера!! Ломателя Защит и Сливателя Игрушек!!! Пасть! Порву!
- Это не я, - заявил Кристофер Робин тоскливо. Если бы эта фраза была бы произнесена в суде обвиняемым, присяжные в один голос завопили бы "ВИНОВЕН!". Тигра, к счастью, к породе Вероломных и Доверчивых Глупых Присяжных принадлежности не имел.
- Это не он, - сказал Пятачок. Фраза была произнесена совершенно равнодушным голосом, это даже на голос не было похоже - просто набор промодулированных звуков.
- А кто? - обвинение не могло обойтись без главного обвиняемого ни в коем случае.
- Не знаю... Он... Такой... Большой... И зеленый...
- Кто?! Крокодил?
- Подожди, Тигра, какой крокодил? - Кристофер Робин схватил Тигру за лапу, чтобы тот от радости не съездил случайно главному свидетелю (как следовало бы назвать Пятачка, раз уж он хоть что-то знает, когда никто ничего не знает) по шее. - Какой крокодил? У нас крокодилы не водятся...
- Тоже мне, наруталист, - сказал Тигра презиртельно. - Да я... Да у меня... Да я шесть гульбариев собрал! (Разного мусора...) У нас кишат крокодилы...
- Нет, - сказал Пятачок односложно.
- Что - "нет"? Ну, не кишат... Ну, может быть. Но парочка залежалая всегда найдется...
- Не он, - сказал Пятачок. После этого он почти что совсем, можно сказать, отрубился, поэтому в дальнейшем фразы из него вытягивались со значительными усилиями.
- Что ж с ним такое?! - воскликнул Тигра, который устал бороться с припадками забытья у поросенка. А если учесть, что Тигра постоянно говорил на повышенных тонах, читателю предоставляется возможность оценить, что же случается, когда Тигра "восклицает".
- На ломку похоже, - сказал Кристофер Робин, окинув Пятачка глазами специалиста. - Наркотись-скую. Видел я такое, коды мой кореш...
- Кто?
- А, так, коллега один... Выпил случайно кое-чего... Ну, мучился потом, бедный... недели три. Царство ему небесное...
- Что?! Да ты чего! А это хоть лечится?
- Кто ж его знает... Может, и лечится... Ну, у Пятачка хоть не так сильно, как у маво кореша... То есть, у моего коллеги...
- А что у него было?
- У-у-у... Тигра, ты даже себе представить не можешь?
- Я-а-а-а?!!
- Да нет, ты не беспокойся, это я так сказал... Ну, он прямо на стенки лазил... И на потолок... Да-да...
- А говорить-то он нормально говорил?
- Говорить? А, не, он не говорил... Он только маму звал...
- Маму?
- Ну да...
- Чью? Свою?
- Не, нашу...
- Как - нашу?
- Ну, залезет на стенку, щелкает зубами и кричит: "$%#$%#%@, Мать Вашу!".
- О-о-о... Ну, Пятачок хоть чего-то еще говорит...
- Ой-ой-ой, - заворочался Пятачок. Очевидно, у него наступил очередной период просветления. - Кто тут?! - завопил он Совершенно Вдруг. Кристофер Робин и Тигра вздрогнули, но Тигра при этом сделал вид, что его кто-то укусил за хвост, потому что всем известно, что храбрее всех на свете, конечно же, Тигры.
- Это мы, мы, - сказал Кристофер Робин, чувствуя, что если бы громкость воплей поросенка была бы на децибел-другой повыше, у него был бы инфаркт.
- А, вы, - сказал Пятачок более спокойно. - А я вас узнал. По голосу. Вы - это Тигра и Кристофер Робин!
- Точно, - сказал Тигра. - А где Пух? Куда он пошел?
- Не знаю, - сказал Пятачок совершенно честно. - Я пришел к нему в гости, а его нет... Ну, я и зашел...
- Зашел?
- Ну, залез... А чего еще было делать? Я думал, он спит... Разбудить хотел... А кстати, куда он делся?
- Кто?
- Ну, Винни... Я вот Кристоферу Робину звонил, а он сказал... А, привет, Кристофер Робин!
- Привет, привет, Пятачок, - сказал Кристофер Робин и изобразил на лице подобие улыбки, как у эпилептика в начале припадка. "Как бы не бросился случайно", - подумал он и поставил на всякий случай между собой и Пятачком стул.
- Ну, и чего он сказал? - нетерпеливо встрял Тигра.
- А он сказал, что у него Винни нету... Правда ведь, Кристофер Робин?
- Ей-бо, - поклялся Кристофер Робин. - У меня его не было...
- Может, мы разошлись с ним по дороге?
- Да нет, дорога-то одна, - заметил Пятачок.
- Да, верно... А в такую грязь Винни не полезет - что он, свинья, что-ли?
- Ну-ка, без намеков, - обиделся Пятачок. - А то не скажу ничего...
- А чего ты знаешь?
- Да я думал... Может, он у Кенги?
- Или у Кролика! - предположил Тигра. - Этот Кролик вечно заманит кого-нибудь, а потом ходи за ними всеми в вызветритель... То-есть, в вытрезвитель. Интегиллент хренов...
- Не, у Кролика я был, - заявил Пятачок. - Утром. Рано. У него - линька...
- Кто такая, почему не знаю? - встрепенулся чуть было не заснувший Кристофер Робин. - Клевая чувиха?
- Да это не чувиха, он это... Он линяет. Процесс у него такой. Ежегодный. Или ежесезонный - не знаю, я не кроликовод все-таки, правда ведь? - и Пятачок почувствовал, что у него начинается Легкая Неопасная Истерика.
- А-а-а... Ну, к нему бы Винни тоже не пошел бы - еще заразу какую подцепить можно... А может, он у Кенги? Или у САВЫ?
- Не... Только не у САВЫ, - заявил Кристофер Робин. - У этой, с позволения сказать, птицы, дольше часа не задержишься... Ни пожрать, ни по... Ну, наверное, у Кенги...
- Надо им позвонить, - предложил Пятачок. - Я вот тут звонил... Вот там телефон. С кноп-пчками.
Кристофер Робин поймал одну из свободно висящих телефонных трубок, нашел соответствующий телефон и набрал номер Кенги. В трубке раздался уставший голос Кролика.
- Кролик? - удивился Кристофер Робин. - А чего ты там делаешь?
- Где? - спросил Кролик, даже не утруждая себя выяснением, кто ему звонит.
- Где! Он еще спрашивает, развратный грызун! У Кенги что ты делаешь, я тебя спрашиваю!
- А кто это? - встрепенулся Кролик.
- Не скажу. Я первый спросил. Ну?
- А... Я... Мы... У меня... Мне... Она... Мы телефонами поменялись, - заявил Кролик и в душе пожал сам себе лапу за то, как быстро он придумал такой удачный ответ.
- А Кенге ты какой отвалил?
- А у нее вторая линия есть, - подсказал Кролик быстро. - А тот, старый, мой, у нее чего-то не работает, - наврал он по ходу действия и опять себя похвалил.
- А-а-а... Ну, извини... Да, кстати, это я, Кристофер Робин!
- А, привет, Кристофер Робин! Ты DOS ...ой видел?
- Видел, видел, все я видел, и слышал, и нюхал, и жевал, и облизывал, пока, Кролик, - сказал Кристофер Робин скороговоркой и поспешно повесил трубку, так как Кролик мог бы часами и даже сутками перечислять достоинства ...ого DOS'а или чего-нибудь еще.
- Вопрос на засыпку, господа, - сказал он важно. - Кто помнит телефон второй линии Кенги?
- Ну... - Тигра и Пятачок переглянулись Едкой Пошленькой Ухмылочкой. Второй телефон у Кенги был специально для ведения с Кроликом Очень Любовных Разговоров, поэтому его номер знали все, а САВА с Тигрой, в интересах общественности, так сказать, даже устраивали на телефонной станции коллективные прослушивания их разговоров. Всем все это было интересно и занятно, и поэтому даже Кенга иногда, оставив дома магнитофон, приходила послушать.
Кристофер Робин тоже сделал Едкую Пошленькую Ухмылочку и позвонил Кенге по второму телефону.
Кенга сняла трубку не сразу, потому что она и Кролик в это время были заняты решением одной очень важной шахматной задачи и не могли отвлечься, иначе задача не смогла бы закончиться, в смысле, решиться.
- Але? - сказала она в трубку весьма похабным голосом.
- Здравствуй, моя дорогая Кенга! - сказал Кристофер Робин.
- Я тебе не твоя дорогая, - заявила Кенга сразу. - Но все равно приветик.
- Не у тебя ли Винни Пух? - спросил Кристофер Робин, давясь от распиравшего его смеха, потому что трубка телефонного аппарата Винни Пуха позволяла ему слышать, как по каким-то одному ему понятным (и разве что еще Кенге и Кролику) причинам с другой стороны раздавались звуки скрипящей кровати и хлопающих по полу кроличьих ушей.
- Винни Пух? По-моему, это не Винни Пух, - сказала Кенга. Скрипение кровати и хлопанье ушей прекратилось, потому что Кенга подняла Кролика за уши и с интересом рассматривала. (Вдумчивый читатель уже, наверное, догадался, что Кролик за обмененный телефон честно договорился с Кенгой на аренду части ее кровати.)
- А кто? - спросил Кристофер Робин. Тигра и Пятачок, которые слышали разговор по громкоговорителю, катались со смеху. Вопрос был поставлен очень коварно.
- Не скажу, - сказала Кенга кокетливо. - Я вааще стеснительная и Кролика не выдам.
С диким, почти что оглушительным ржанием Кристофер Робин уронил трубку на рычаг телефона и сам уронился (если такое слово есть, конечно) в кресло.
- Нет, Винни там нет, - сказал он, основательно наржавшись. - Что ж он, смог бы на это просто так смотреть?
Тигра и Пятачок согласились, что не смог бы, и веселуха, как мастерски выражается один юморист, продолжилась.
- А может, он все-таки у САВЫ? - предположил Тигра через некоторое время.
- Не... Эта дура сегодня не в духе, - сообщил Тигра. - Она сказала, у нее не взлетная погода сегодня и поэтому она до вечера чувствует, что не в тарелке, что ли... Ну, не помню я, чего она там бредила.
- Ну а где же он? Может, у Пчел?
- У Пчел? Это очень маловероятно, - сказал Кристофер Робин.
- Тогда у Иа-Иа, - сказал Пятачок. - Ведут, наверное, философские беседы об этом... как его? Об смысле.
- Об ком?
- Ну, смысл такой есть. Бытия, в общем. Они про него очень-очень трепать любят.
- Кто?!
- Ой! Ну, эти, философы... И нечего так меня пугать! Думаешь, у тебя тигриные голосовые связки, тебе все можно?
- Точно, - сказал Кристофер Робин. - Я Винни неделю назад звонил, а он сказал, что пьет горькую и задумывается о смысле. Ну, об этом самом, бытия.
- Во! Значит, он у Иа-Иа!

* * *

Иа-Иа стоял около куста колючек и критически этот самый куст оглядывал. Пуха рядом с ним видно не было.
- Вы его того все, не спугните, - прошептал Тигра всем остальным. А поскольку лучше всех в мире шептать умеют только Тигры, Иа-Иа услышал то, что он произнес и оглянулся на Тигру не очень-то доброжелательно. Пятачок испуганно икнул и сделал вид, что прячется за Кристофера Робина. На самом же деле он боялся Иа-Иа не более, чем собственного ночного горшка.
Тигра сделал вид, что не заметел, что Иа-Иа, в свою очередь, заметил его.
Двадцать минут стояния без движения дорого стоили Тигре, но успокоили ослика.
Он отвернулся к своему кусту колючек и продолжил изучение. Прошло еще примерно полчаса.
- Быть или не быть? - изрек Иа-Иа наконец.
Он подумал затем, что, может быть, стоит повторить эту фразу на языке оригинала, но подумал тут же, что это надо было делать в первую очередь и ограничился скорбным молчанием. (Или же он просто забыл, как звучит фраза в оригинале и на каком вообще языке имеет место быть оригинал.)
- Быть, быть, - сказал Тигра быстро. - Привет, Иа-Иа! Как там твой хвост?
- Не знаю как там мой хвост, - сказал Иа-Иа, акцентируя на слове "там". - А здесь с ним все в порядке. Да, а ведь мы с тобой здоровались уже, - сказал он, немного подумав. Точнее, сделав на некоторое время задумчивое выражение на морде.
- Когда?
- В прошлую пятницу... Или среду... Да какое это имеет значение?..
- Ну, как какое... Если мы с тобой сегодня здоровались, то больше здороваться, конечно, не надо... А если не здоровались, тогда, конечно, надо поздороваться...
Иа-Иа задумался.
- Ну, тогда привет, - сообщил он через несколько минут. - Можешь спросить еще раз про мой хвост...
- Как там твой хвост! - повторил Тигра, но уже не в вопросительной форме, потому что ответ он, собственно, уже слышал. А кто больше всех не любит повторять одно и то же - это, конечно же, Тигры.
- Прекрасно, - сказал Иа-Иа своим обычным страдающим голосом, которым умирающий говорит "Всех прощаю, а вот хрен вам завещание" или что-то в этом роде.
- Как я за тебя рад! - сообщил Тигра. - А кстати, Иа, ты не в курсе, куда делся Винни Пух? Мы все думали, он пошел к тебе в гости!
- Я тоже за тебя рад... - сказал Иа-Иа примерно через три минуты. Тигра забыл, конечно, что мозги ослика устроены по принципу FIFO, и поэтому фразы обрабатывались мало того что медленно, но еще и по очереди, поэтому, чтобы дождаться ответа на вопрос хотя бы до сумерек, следовало бы спросить про Винни Пуха в первую очередь.
- И совсем это не "кстати", - заявил Иа-Иа примерно еще через сорок минут. Тигра порадовался, что второй вопрос начал обрабатываться, но Иа-Иа продолжил: - "Кстати" - это когда я говорю, например, о колючках, а ты, например, о том, какие они противные... Но что поделаешь - в этом удел старого, всеми покинутого и никому не нужного осла... Никто не хочет знать, что ты любишь, даже если это колючки... - И ослик всерьез приготовился всплакнуть. Но в этот момент в глубине его мозга, очевидно, случилось высокоприоритетное прерывание, отчего вопрос Тигры обработался, наконец, до конца, и Иа-Иа выдал:
- Я не в курсе, конечно, куда делся ваш Винни Пух. Что касается меня, я давно уже не в курсе... И притом еще не в духе... Какой каламбурчик, как сказал бы Винни Пух... Кстати - вот теперь уже это и есть "кстати", - запомни, Тигра! - кстати, он ко мне не заходил уже очень-очень давно... Последний раз я его видел... Я его видел...
В это время Иа-Иа, очевидно, посетила какая-то Особо Важная Мысль, отчего сообщение, где он последний раз видел Пуха, было оборвано и стерто из его памяти.
- Так где ты его видел-то? - не вытерпел Тигра и решил самостоятельно стать высокоприоритетным прерыванием.
Мощная система защищенного режима Иа-Иа отвергла гнусное посягательство Тигры на собственный процессор прерываний и сбросила его Самый Высокий Приоритет на самый ничтожный.
- Ах, оставьте несчастного покинутого осла, - потребовал Иа-Иа голосом Левитана, которым произносилась формулировка "От советского ИнформБюро", и удалился.
- Иа-Иа знает что-то, - шепнул Кристофер Робин Тигре. - Надо бы выяснить, что...
- Ага, - Тигра нахмурил лоб, отчего полоски на нем приобрели вид перевернутой эмблемы "Мерседеса".
Все в Лесу знали, что вытянуть что-либо из Иа-Иа невозможно. Помимо хвоста и головной боли, конечно. Если бы в КГБ знали в свое время о таких положительных особенностях меланхоличного ослика, его непременно пригласили бы на должность Главного Резидента во Вражеских Странах. Причем, возможно, во всех сразу, чтобы не разбазаривать народные деньги и держать большой штат резидентов.
Нельзя сказать, что ослик был мазохистом - вытянуть его на улицу во время дождя или снега, а также других малоприятных погодных явлений, например, было бы безнадежным занятием (в такое время ослик любил предаваться меланхолии в теплом помещении), но никакие пытки не помогли бы достать из него нужные сведения, так как на них Иа-Иа совершенно нагло не реагировал.
Вероятно, Величайший Хаккер и Гениальнейший Подбиратель Паролей и Ломатель Мерзких Хитроумных Защит, а также Наиумнейший из Очень Редкой Породы Хаккеров Винни Пух смог бы достать из Иа-Иа сведения о том, куда его дели, применив Особенные Философские и Психические Пытки, но проблема стояла как раз в том, чтобы найти самого Винни Пуха, а чтобы его найти, требовалось как раз вытянуть из Иа-Иа то, что он знал о пропаже Винни Пуха. И, поскольку круг таким образом надежно замкнулся, спасти Винни Пуха на настоящий момент не представлялось возможным.

* * *

Что Винни Пуху рассказывала художница, он положительно не слушал, потому что его мысли были далеко от того, что она говорила. Он просто тупо разглядывал бюст художницы, для удобства поворачивая ее то анфас, то в профиль, что повергало художницу в легкое смущение, и равнодушно бормотал "Да-да", если она его о чем-либо спрашивала. Впрочем, от "Да-да" художница иногда вскакивала, краснела и испуганно смотрела на Винни и на дверь, отчего медвежонок поспешно говорил "Нет, конечно же, нет".
- Ну, это я все вам потом дорасскажу, - пообещала художница. - Там немного, в общем-то, осталось... Свинью будем какую рисовать - толстую или тощую?
- Толстую! - живо встрепенулся Винни Пух. - Разве ж свиньи тощие бывают? Это ж волку понятно...
- Гы-гы-гы, - художница нашла шутку Винни очень остроумной и попыталась ухмыльнуться. Ее улыбка напомнила Винни нервный тик, который появлялся у Кролика, когда тому наступали на лапу или давали поддых.
- А у монитора какое разрешение будет? - осведомилась художница осторожно.
- А мы у него разрешения и спрашивать не будем, - продолжал блистать остроумием Винни Пух. - А слабо свинью жирную нарисовать?
- Жирную?.. Гм... А это разве ж не одно и то же, что и толстая?
- Это по-вашему, по-буржуйски, одно и то же. А по нашему имеются совершенно различные категории... Взять вот, например, Пятачка...
- Да не, брать никого не надо, я с натуры не того... Я больше по памяти...
- Да ты ж его, наверное, не помнишь, Пятака-то...
- Ну, отчего же не помню... Очень даже помню. Я ваше досье разглядывала... Он там в разных позах... И с разной светотенью...
"Ишь ты, - подумал Винни Пух. - Уже и досье завели... Со светотенями... Уважают..."
От распиравшей его гордости он посмотрел на художницу сверху-вниз, что заставило ее покраснеть и прыснуть от смеху.
- А где досье брала? У Мюллера, конечно?
- Не-е-е... Pronin показывал. По большому секрету...
- А кто это?
- Ну, вот только что заходил... Прилизанный, в костюмчике такой весь... Клевом... На Клинтона похожий.
- А-а-а... А кто он такой? Какого х... ну, понятно чего он на меня досье заводит? Кто разрешал? Где подпись Кристофера Робина?! Кто сверял с образцами подписей?!! А-а-а, волки позо...
- Да он так, он ничего... - поспешно вставила художница. Ее уже успели предупредить, что Винни пытается косить под психа и устраивать припадки. - Просто Colonel Pronin...
- Colonel? Он точно - колонел? У тебя в детстве с логопедом по части "рыбы" разногласий не было?
- В каком смысле?
- Ну, ты букву "ры" выговаривала? В детстве?
- Да вроде... А что?
- Я это к тому, может он не колонел, а коронер?
- А кто это?
- Ну, этот... в морге работает, в трупах там копается...
- Ой-ой... Господин Винни Пух, я ваще-то пугливая, вы меня не очень-то того...
- Да не, того не будет, - пообещал Винни Пух. - Было бы из-за кого срок тянуть...
Винни посмотрел на художницу сбоку и обнаружил, что, в общем-то, было бы из-за кого. Точнее, не из-за кого, а из-за чего. И да же не из-за чего, а из-за... Ну, в общем, подставить по желанию.
Но сказанное возвращать обратно не хотелось, тем более, что такой тонкий намек, который только был способен сделать Винни Пух, наверняка был бы неправильно понят и трактован художницей, как склонение к сожительству, а поскольку Винни не знал наверняка, что она отреагирует отказом, рисковать не хотелось.
- А кто он - этот колонел? Чего тут делает? Может, он из детской колонии?
- Да не, он вроде ничего... В смысле, он вообще ничего не делает... Такого... Не умеет, наверное...
- Да я не про это... То есть, не про ЭТО. Все бы тебе про ЭТО...
- А что? - сказала художница капризным голосом. - Не вечно же свиней рисовать...
- Да уж, - сказал Винни. - Не вечно... В следующий раз ослов рисовать будем... Или кроликов. Ну, ты отвечать будешь?
- На что?
- На вопрос! На что, на что... Всем все объясняй... Прямо не люди, а трансляторы низкоуровневый... Куда какой байт положить, какой кому указатель вставить... Pronin - кто?
- Colonel...
- Ну дурища...
- Сам дурак! Я маме расскажу-у-у...
- Ну ладно, не вопи...
- Я ж ничего на знаю-у-у-у... Я только свиней рисова-а-ать...
- Ну вот, разревелась, - посочувствовал Винни. - Закапаешь мне тут все... Сырость наведешь... Заболею вот... - Пух мастерски сделал вид, что прослезился и искося взглянул на художницу. Вид страдающего Винни Пуха, очевидно, доставил ей немало удовлетворения.
- Ну господин Винни Пух, - сказала она, мигом прекратив реветь. - Давайте ж наконец... Ну...
- Что, прямо так сразу?
- Не, это потом... Давайте свиней рисовать.
- Давай, - обреченно вздохнул Винни и склонился над столом. - А ты ваще какая художница, фазовщица или позовщица?
- Кто-о-о?!
- Ну, ты чего умеешь - фазы или позы?
- Фазы? Фазы... Фазы... А, фазы я знаю! Сначала эрекц...
- Стоп-стоп-стоп, - заторопился Винни и чуть было не заткнул художнице рот.
- А я и позы знаю, - сообщила художница, избавившись от лап Винни, и приняла Основную Соблазнительную Позу.
Винни шумно сглотнул и сказал:
- Значит так. Мне надо шесть фаз движений свиньи во всех направлениях... Ясно? А позы потом. Ясно тебе?
- Ясно, - вздохнула художница и приняла позу дворника, убравшего четыреста тридцать шесть дворов, очень уставшего вследствие такого трудового геройства и ожидающего теперь звания Героя соцтруда.
- Если ясно, тогда иди и рисуй. Вечером зайдешь, - сказал Винни на прощание и шепнул ей на ухо Восхитительное Кое-Что, отчего художница зарделась и сказала:
- А что, я приду...
- Приходи, приходи, - сказал Винни. - Форма одежды - ноч... Ну, в общем, догадаешься. Чтоб только все легко снималось.
Художница еще раз соблазнительно хихикнула и пообещала прийти обязательно, но вечером отчего-то не появилась - то ли ее расстреляли за развращение хаккеров, то ли испугалась. Вместо нее пришел Pronin, принес дискету с фазами движения свиньи и зачем-то сказал, чтобы Винни больше так не делал, или ему придется принимать права отцовства по всем законодательным актам страны, что заставило медвежонка самодовольно ухмыльнуться.

Две недели, полные впечатлений от попробованного нового софта и различных сортов меда, а также по-разному сгущенного молока, прошли для Винни совершенно незаметно. Ну, конечно же, он чувствовал некоторые неудобства от своего заточения, но его даже выпускали иногда подышать свежим воздухом на балком и даже давали посмотреть на мост Золотые Ворота, по которому Винни, который смыслил что-то в географии (а точнее, который видел в свое время GIF указанного моста с обозначенным точным его местоположением), опознал, что находится, скорее всего, в Северо-Американских Соединенных Лесах, в лесу Канифольния.
Еще через неделю первая растлительная игрушка была готова, и Colonel Pronin был приглашен на просмотр. Свинья, обладавшая совершенно очаровательной тупой мордой, прыгала по экрану, как показалось Colonel'у, весьма выразительно.
- Ну? - поинтересовался Винни впечатлениями.
- А она растлительная? - осторожно осведомился Pronin прежде всего. - В смысле, игрушка?
- Растлительней не бывает, - пообещал Пух. - Вот увидишь, весь Лес затащится.
- И парализуется?
- Парализуется? Хрен его знает... Может, и парализуется. Пятак точно протащится... Он уже год или два такую просил...
- Вы имели в виду Пятачка, внука господина Вильяма Посторонним?
- Его. А что?
- Ничего, - сказал Pronin, потирая незаметно ладони. За парализацию коварного Пятачка, внука не менее коварного господина Вильяма Посторонним, шеф обещал очередное повышение, хотя Pronin не знал наверняка, какое звание идет после Colonel'а по американской служебной дисциплине.
- И это, заслать бы надо, - сказал Винни, толкая Pronin'а в бок.
- Заслать - это как?
- Ну, по сетям, конечно...
- А не проще ли, знаете ли, сделать красивые коробочки, завезти в магазины...
- В магазины? Проще.
- Ну вот, а вы говорите, по сетя...
- Проще. Но никто не купит. Я наших знаю, - сказал Винни.
- Почему?
- Ну как почему... Противно... Для наших лицензионное - это все равно что обоср... испачканное, в смысле. Надо, чтобы обязательно по сетям, и чтобы обязательно украли... Да, я еще защиту поставлю, но не такую сложную, чтобы хотя б Иа-Иа сломал, а то как же они играть будут? Крак засылать придется, а это ж такой геморрой...
Pronin согласился, что засылать крак - геморрой изрядный, хотя и не был в курсе, что такое крак, как его засылать и при чем тут не вполне приличное заболевание.
- И куда же прикажете заслать?
- Куда? Проще всего, конечно, на Crolick's Nightmare - это борда Кролика... Но он, скорее всего, сотрет. Он ведь такой... Левый... Лучше на какую-нибудь инолесную борду поизвестней, чтобы слил, например, Кристофер Робин, а не этот придурок. А можно выяснить, на какие Кристофер Робин звонит более-менее регулярно?
- Можно, а что?
- Ну даете... И пароли что, тоже можно?
- И пароли... Какие пароли?
- Ну как какие... Ты что, дикий, что-ли?

* * *

Поздно ночью в темной душной норе Кролика шла работа. Кролик шарил по вражеской борде под названием Finn City, где ему по непонятной причине повысили уровень и не сбрасывали уже в течение тридцати минут. Кролик скачал уже все, что только мог, и теперь, напоследок, полез в раздел игрушек, хотя оными интересовался только как предметом возбуждения прочих всяких, таких, как Тигра, Кристофер Робин и Пятачок.
- Так-так, - сказал Кролик, поправляя на носу сползшие уже и запотевшие очки. - Двогники, что ли, пгиделать, как на тачке, - прокартавил Кролик про очки. - Сил нет пготигать... Так-так... - такое "Так-так" раздавалось из его норы довольно часто. - Так-так... О-о-о! - А вот с "О-о-о" у Кролика были определенные проблемы, поскольку в основном данный звук Кролик издавал только во время сугубо личных встреч с Кенгой, и это означало предел блаженства. - О-о-о! - Кролик заметил в разделе "Игрушкиз спешиал фор Кролицк" одну-единственную игрушку, которая заинтересовала его постольку, поскольку имела название FAT_PIG! и имела загадочное описание "Fat Pig begaets and sobiraets joludies".
Глубокие познания в области вражеского языка позволили Кролику считать, что Пятачок вместе со всем тем, что у него есть (а больше всего из того, что было у Пятачка, его интересовал доступ к Тайным Архивам Винни Пуха), у него в кармане. Если бы он был из породы Кенг, но Пятачок с вышеперечисленным всем тем, что у него есть, был бы у него не в кармане, а в специальной сумке для переноски детенышей.
Кролик надавил на кнопку "D" обеими передними лапами и на всякий случай одной задней.
- Ну, Пятачок, - сказал он вслух, набрав имя игрушки. Когда слайдер в окошечке протокола "Crolick's-Z-Modem" пополз вправую сторону, время от времени задумчиво застревая, Кролик потер лапы, вытерся об штору, поскольку от пережитых волнений был весь в поту, и насыпал на дно грязного стакана, который с момента своего производства стекольной фабрикой не подвергался процессу мытья, чайную ложку кофеина. Залив все это не первой свежести водой, Кролик опрокинул адскую смесь в свою пасть и блаженно ухмыльнулся.
Нельзя сказать, чтобы от этой гадости ему не хотелось спать наоборот, спать хотелось еще сильнее, и, что особо тревожило, спать хотелось с кем-нибудь, и даже не с кем-нибудь, а с Кенгой (а тому уж причиной были какие-то подозрительные шарлатанские гормональные вещества, которые Кенга мешала Кролику в кофеин), но просто сложившаяся традиция заставляла Кролика, как истинного хаккера (а Кролик часто восклицал "Хаккер я или не хаккер" и слушал, как внутренний кроличьий голос возражал ему "г...о ты, а не хаккер"), принимать указанную гадость. Да и надо ж было ее куда-то девать?

... Горшок кофеина подарил Кролику Винни Пух на день рождения, причем сделал он это только потому, что собирался дарить Кролику пустой горшок, но поскольку из-за возникшего вследствие неожиданности приглашения цейт-нота (а если бы Пух помедлил, он мог бы не успеть на пирог с земляникой, что было нежелательно) он не успел придумать, как заставить принтер напечатать на горшке поздравительную надпись "I LOVE NEW YORK", а дарить пустой горшок Винни не хотелось по морально-этическим соображением, медвежонок насыпал в горшок первое попавшееся вещество, которое нашлось в его буфете. И если бы Винни Пух имел бы неосторожность держать в своем буфете что-либо из цианидов, то из нашей повести Кролик, как герой данного произведения, скорее всего, выпал бы, потому что он, приняв в подарок горшок, первым же делом попробовал на вкус его содержимое.
- Что это, кофеин? - возопил Кролик, вне себя от радости. Кофеин он пробовал всего один раз на какой-то сисопке, причем там его давали в таких же порциях и с такой же осторожностью, как кокаин.
- Кофеин, - подтвердил Винни, не понимая, почему он насыпал Кролику целый горшок кофеина, а не, например, красного перцу.
- Винни! Как я рад! - воскликнул Кролик, опять-таки вне себя от радости. Той же ночью он накушался кофеина до галлюцинаций, и кричал всем, брыгзая слюной, "Я не сплю - видите, не сплю!"
Но, впрочем, сие происшествие давно кануло в Лету...

Хвала небу, что Винни забыл-таки вставить защиту, и Кролику не пришлось, попытавшись поломать ее и безуспешно помучившись с различными дебаггерами различных фирм, стереть на благо народа и Неизвестной Женщины (с Веслом) по кличке Ядреня Феня.
- Ну какая клевая гейма! Сказка! - воскликнул Кролик, распаковав FAT_PIG!'а и запустив его на отладочной машине (Кролик ужасно боялся вирусов - как венерических заболеваний, так и компьютерных). - Пятак будет тащиться, как резаный... - Он подумал, и решил, что ошибся, поскольку резаные Пятачки, то-бишь, поросята, должны скорее визжать, но тут же подумал, что отчего бы поросенку не повизжать от радости. - А вообще-то, где-то я такое слышал, - сказал Кролик вслух, вспоминая, как называлась игра на инолесной станции. - Жигная свинья бегает и собигает желуди? Кажется, Пятачок говогил мне, что Винни пишет такую... Но почему он ее сначала на Finn City? Что, вот так, значит, лучшему ддугу...
Кролика обуяла ненависть, и он уже протянул лапу к своей любимой кнопке F8, чтобы стереть FAT_PIG!'а, навсегда, насмерть, но подумал тут же, что Пятачок, узнав о таком его обращении с играми с участием поросят, скорее всего его, Кролика, растерзает, несмотря на то, что вроде бы всегда он считался Очень Безобидным Существом. Обработав данную мысль, он решил игру пока не стирать.
- Что-то я не чуйствую почегк Винни, - выдал Кролик, приподняв очки на лоб и рассматривая экран на расстоянии пяти сантиметров (заметим, что потом ему стоило многих нервных клеток найти заправленные на лоб очки). - Не мог он такого классного богова нагисовать... По кгайней меге, сам... - Рассуждал Кролик. - Это ж пгямо Шульбегт, - и, блеснув такими познаниями знаменитых художников времен Ренессанса, Кролик пожалел, что его никто не слушает. - Ну ладно... Эта иггушка увидит свет, - пообещал Кролик и принялся запаковывать игрушку обратно, приделывая к ней попутно различные tops'ы, bottoms'ы и ANSI-pictures'ы с изображением фирменных ушей.
- Гм... - сказал Кролик через некоторе время, увидев, что игрушка, отыграв, выдала на экран сообщение Copydown (c) 199.., WP Software Corp. - Что бы это значило? Вогд Пегфект Софтвере Когп? А какие же тут были пгевосходные слова? Что-то не так... Но, похоже, это не Винни... Не такой Пух чувак, чтобы подписываться псеводнимами... Как Иа-Иа, напгимег. Хотя что касается Иа-Иа, так у него и фамилия как псевдоним... Тьфу... Спать пога...
Кролик почесал в затылке, окинул взглядом свою нору, как всегда представлявшую собой не Жуткий Развал, а Просто Жуткий Развал, поискал, куда он в прошлый раз задвинул свою кровать, и бросил на нее свое бренное кроличье тело.

Ночью Кролика внезапно что-то как будто дернуло, он проснулся, и в голову ему пришла мысль, что надо позвонить Пятачку срочно, пока кто-нибудь другой не скачал игрушку и не поделился ей с поросенком. Кролик, дрожа от ночного холода, проникавшего в его нору через отверстие выхода, нащупал телефон и также на ощупь набрал номер Пятачка.
Поросенок ответил не сразу - нельзя сказать, конечно, что он был чем-то занят, просто все благопорядчные жители Леса завели себе странную привычку спать ночью.
- Але, - сказал Пятачок в трубку Очень Сонным Голосом, примерно после пятидесяти-пятидесяти пяти длинных гудков.
- Пгивет, Пятачок! - радостно завопил Кролик. - Это я, я - Кголик!
- Привет, - сказал Пятачок хмуро. - Фигли ночью-то...
- Я! У меня! Мы! Мне! У меня иггушка про погосенка, котогый собигает желуди.
- Про поросенка? - малейшие признаки сна враз покинули Пятачка. - Новая, надеюсь?
- Новая, новая! Только что скачаная!
- Кто делал? Не Винни, случайно? Где он, кстати?
- Кто?
- Винни!
- Ну я-то откуда знаю! Может, в отпуск улетел...
Пятачок жалобно хрюкнул - подобной подлости со стороны Винни Пуха он не ожидал.
- Да ну его, твоего Пуха! - сказал Кролик. Пятачок опять насупился. - Я пго иггушку... Кла-а-асная...
- Да? - Пятачок стал понемногу забывать обиду, тем более, что посмотреть игрушку, а также поиграть в нее хотелось все больше и больше. - Ты это... Я к тебе сейчас приеду...
- Не, не сейчас, - испугался Кролик. - Поздно уже... То-есть, гано... То-есть... В общем, утгом.
- Ну смотри, - сказал Пятачок зловеще, и от страха уши зашевелились на голове Кролика. - Если утром я...
- Понял! - сказал Кролик быстро. - Ну, пока, - и, чтобы не разозлить и не раздразнить поросенка окончательно, уронил трубку на рычаг и принялся так радостно потирать лапы, что через некотое время от них пошел легкий дымок и его пришлось гасить в умывальнике.
Пятачок был у него, как говорится, в кармане.
Но Кролик зря надеялся на спокойно проведенную ночь.
Рано утром, даже, можно сказать, Очень Рано Утром, потому что было всего-то без пяти четыре утра, около норы Кролика раздалось зловещее тарахтение. Это Пятачок, перебирая копытцами, свисающими в отверстиях в днище старого "Запорожца", пробирался через лужи и кустарник и усердно тарахтел, чтобы никто из жителей Леса не вздумал, что его автомобиль (как громко всегда называл его Пятачок) приводится в действие мускульной силой.
- Кто бы это мог быть? - подумал Кролик вслух, подтягивая к себе с ночного столика очки. Очков на нем не было. "Вот еще мне забота", - подумал Кролик, пробираясь к выходу из норы и по дороге нащупывая очки, которых нигде не было, потому что, как помнит читатель, у которого еще не развился старческий склероз, очки Кролик оставил на собственном лбу (это у Кроликов где-то посередине между ушами), когда рассматривал свиней из игрушки под большим увеличением.
- Привет, Кролик! - сказал Пятачок довольно грубым голосом, привязывая свой "Запорожец" за веревочку к чему-то выступающему неизвестно откуда. Он один раз увидел такой способ парковки в каком-то вестерне (там, правда, таким образом бравые ковбои парковали лошадь), выяснил, что данный способ не противоречит действующим Правилам дорожного движения и с тех пор парковал свое транспортное средство исключительно так. - Где игрушка?
- К-к-какая иггушка? - заикаясь, прокартавил Кролик.
- Не запирайся, - сказал Пятачок, доставая из кармана кастет. Его он отлил только что, сразу после многообещающего разговора с Кроликом, посредством свинца, формочки для фигурных куличиков и газовой плиты (которую он, кстати говоря, кажется, оставил включенной). - Давай, раскошеливайся... Где у тебя свиньи желуди собирают?
Вид кастета подействовал на перепуганного интеллигента очень удручающе.
- Пгиходите, бегите, что хотите, - прокартавил он обреченно, и уши его опустились и обвисли наподобие пары носков, вывешенных на сушение.
- Вот так-то, - сказал Пятачок самоутверждающе и проник внутрь норы Кролика. - Черт, у тебя тут темно-то как, - послышалось изнутри. - Ты бы хоть костер на полу разжег... - Послышалось звяканье разбиваемой посуды. - Где у тебя пиво? - спросил Пятачок через некоторое время.
- Пиво? В комоде, - сказал Кролик, которому уже было все равно. Он присел на травку напротив собственной норы и ждал, пока Пятачок закончит свои грязные дела.
Послышался скрип открываемой дверцы комода, щелчок открытой банки пива и звуки, которые означали, что Пятачку пиво не понравилось, и он принялся основательно отплевываться. Впрочем, помима пива Пятачку не нравились также все прочие алкоголесодержащие напитки, но в отсутствие Пуха он решил подражать во всем своему героическому другу, и поэтому пиво расходовать приходилось.
- Клевое пиво, - сказал Пятачок, почти таким же голосом, как говорил это Винни, вылив банку на пол. - Еще есть? - спросил он с надеждой, но надежда была скорее на то, что пива больше не окажется.
- Нету больше, - сказал Кролик, и поросенок вздохнул с облегчением.
- Показывай мою игрушку, - сказал Пятачок еще более самоутвердительно, чем ранее. Кролик вздохнул и пополз в нору. Пятачок, копытце за копытце, сидел на стуле напротив ЕС 1840, которая вопила во все горло "Юзер пришел!". Кролик не дал несчастному юзеру насладиться жизнью, ЕС принялась медленно и задумчиво перезагружаться.
- А чегой-та она так жужжит? - навострил уши Пятачок.
- Не знаю... У меня всегда жужжит. Сначала пожужжит, а потом не жужжит, - сказал Кролик. Ему тоже перестало нравиться жужжание.
- Это не спроста, как сказал бы Пух, - заявил Пятачок. - И, наверное, это как-то связано с Пчелами... - предположил он.
- Они ж вас не кусают, - подсказал Кролик.
- Кого - нас?
- Ну, вас, свиней...
- Но-но, без грубостей... Думаешь, у тебя такие уши, тебе можно оскорблять Самое Маленькое Безобидное Существо? Вот тебе! - и Самое Маленькое Безобидное Существо залепило Кролику Весьма Ощутимую Затрещину. - А фигли они нас кусать будут - только жало об щетину обломают... - услышал Кролик через некоторое время, когда у него перестало гудеть в голове.
Пятачок самодовольно ухмыльнулся и потребовал:
- Ну, ты мне клыки не заговаривай, показывай мою игрушку...
Кролик пожал плечами и запустил FAT_PIG!'а. Увидев свинью на экране, Пятачок умилился:
- Клевая какая свинка... Прямо как я хотел... И желуди такие... Такие... Очень выразительно...
Кролик ухмыльнулся и отправился вглубь своей норы шарить в поисках очках.
- Ты ищешь чего-то? - поинтересовался отзывчивый поросенок, обеими лапами задавая свинье жару. Живой поросенок не смог бы выделывать такие винты копытцами, как это проделывала несчастная свинья на экране.
- Очки, - сообщил Кролик кратко.
- Очки... У тебя на лбу что-то, по-моему, блестело... - высказал предположение Пятачок. - Ты украшений не носишь?
- Укгашений? К-кажется, нет, - ответил сбитый с толку Кролик.
- Значит, это очки, - сказал Пятачок, и свинья на экране так дернулась за очередным желудем, что если бы она была бы живой, у нее наверняка был бы перелом позвоночника в шести местах, а также растяжение связок во всех копытцах. - Ну что же, - сказал он наконец, - клевая игрушка... Забираю... И без глупостей мне, - сказал он и потянулся к карману, в котором держал кастет, потому что Кролик хотел что-то возразить.

Когда днем Кристофер Робин позвонил Пятачку, чтобы осторожно выяснить, не Пятачок ли спер у него зеленый воздушный шарик, автоответчик голосом поросенка сообщил, что хозяин играет в игрушку, а поскольку там надо обеими копытцами, ответить не может.
"Что ж это за игрушка?" - подумал Кристофер Робин и позвонил Тигре.
- Хо-хо! - сказал Тигра в трубку. Это у него замещало обычное лесное "Але", а, как известно, кто больше всех ото всех отличается - это, конечно же, Тигры.
- Привет, Тигра, - сказал Кристофер Робин быстро, чтобы взять инициативу в разговоре в свои руки, потому что иначе с Тигрой разговаривать было нельзя. - Слушай, у Пятака новая игрушка, он с нее не слазит. Не знаешь, какая?
- Гм... - Тигра сделал вид, что задумался, потому что не мог же он прямо вот так сразу и от фонаря ляпнуть, что не знает? - Наверное, новая какая-нибудь, - сказал он через секунду, которой ему, конечно же, на размышление хватило по горло. - А где взял?
- Не знаю... Я ему позвонил, а у него на автоответчике...
- На автоответчике? А он зарегистрированный?
- Кто, автоответчик? Откуда я знаю...
- А мне все равно наплевать, я просто так спросил... Игрушка, говоришь... Хо-хо-о! Да не будь я самый-самый в Лесу Тигра, если я не... - трубка выпала из лап Тигры, потому что тот дернулся в сторону двери и помчался к Пятачку выяснять, что же за игрушка имеет место быть.

* * *

В научно-исследовательском центре CIA был большой праздник. Вся вражеская пресса пестрела заголовками, которые при некоторой натяжке могли бы стать заголовками века:
"Лес парализован".
"От последней игрушки зрение Кролика упало на 3 диоптрии".
"Нервный тик Пятачка от последней игрушки".
"Нарушены банковские расчеты у Кристофера Робина от последней игрушки".
И, наконец,
"От последней игрушки Иа-Иа приобщается к движению Вхарю-Хрюшнаитов".
Что от последней игрушки было с Кенгой и что она вследствие этого задавала несчастному Кролику, не поддается описанию в рамках юмористического произведения, поскольку по этому поводу любой сексопатолог мог бы защитить десяток-другой диссертаций.
И что же касается Крошки Ру, то, наигравшись в последнюю игрушку, он был помещен в Лесной Лечебно-трудовой профилакторий (который ему устроила мама Кенга), так как от радости надрался самогона на кэшевых чипах, буянил, бил стекла, ломал скамейки и чуть совершенно случайно (можно даже сказать, вдруг) не изнасиловал одну из Родственниц и Знакомых Кролика.

За проделанную работу Винни Пуху выдали премию в виде бочки меда, бочки сгущенного молока и пяти дискет.
Несмотря на такой успех и полученные премиальные, Винни был удручен до крайности своим положением и тем, что его игрушка наделала в Лесу. В свое время от предполагал, что появление чего-то сравнительно нового может привести к некоторым последствиям, но чтобы весь Лес круглосуточно только то и делал, что играл в FAT_PIG'а и делился друг с другом рекордами по собранным желудям и загашенным Пчелам, он даже и не предполагал.
За время своего пребывания за границей Винни успел выучить некоторые фрагменты разговорной лексики импортного языка, что позволяло ему, просовывая плюшевую голову между прутьев, орать по-импортному "Долой вашего гнилого президента". За это Винни ничего никогда не было - то ли в ихнем гнусном Лесу был полный разгул демократии, то ли просто голова Винни была плюшевая, а посему на нее внимания никто не обращал, что самолюбивого медвежонка несколько злило, но не настолько, чтобы забывать про сгущенку, мед и прочие прелести жизни.
Кстати, о меде: когда одна из секретарш Colonel'а Pronin'а сообщила Винни, что, согласно последним данным ВЦСПС и РКП(б), а также последним директивам УПК, писать слово "мед" следует именно так, а не "миот", как пишут Некоторые. На это Винни сказал ей Кое-Что Такое, отчего секретарша разревелась и взяла расчет.
Писать слово "мед" так, как это проделывал Винни, считалось в Лесу шиком, или, можно даже сказать, хаккерской традицией, а написание согласно лживым грамматическим канонам преследовалось по местным законам если уж не как ламерство, то уж как зопухство точно - это проверил на себе Кролик, который после данного происшествия больше не надеялся на прочность собственных ушей.

На радостях Colonel'а Pronin'а произвели в бригаден-обер-группенфюреры, хотя такой должности вражеский табель о рангах не предусматривал, как, впрочем, и любой другой.
Он не знал, что, вероятнее всего, скоро ему придется растаться с только что полученным, свежим, можно сказать, званием, потому что Величайший Хаккер, Гениальнейший Ломатель Защит и Неутомимейший Сливатель Игрушек и Прочей Дряни Винни Пух начал готовить собственный побег (а собственно, чей еще побег мог готовить Винни Пух, если не свой собственный? Уж не Пятачка, это точно...)
А начать этот новый эпизод в истории мирового хаккерства и прочего безделья следует с того, что Винни охраняли не на жизнь, а уж точно на смерть (самого Винни, конечно), и уже три попытки даже вылезти во двор Заведения, как успел окрестить его Пух, не увенчались успехом и были пресечены местной службой безопасности. Вероятно, Винни Пух смог бы придумать способ побега, если бы его кормили бы чуть похуже и не исполняли бы его прихотей. Но кормили Винни, можно сказать, на убой, если принять тут же как факт, что ряд гурманов имеет удовольствие питаться плюшевыми медведями, все требования и капризы Пуха исполнялись беспрекословно и моментально, так что ему даже стало скучно. Один раз Винни потребовал себе напильник и, как только его доставили, не дожидаясь, когда все уйдут и наступит время суток, которое обладает покровом (то-бишь, ночь), принялся скрести решетку на окне.
Когда весь пот, который мог у Винни вывраться через поры и пробраться через сложную плюшевую структуру шкуры, вырвался таки и пробрался через указанную пересеченную местность, Винни понял, что напильник был его ошибкой детства, так сказать, и требовать ему следовало бы или фирменную бензопилу "Дружба Лесных народов", или ящик взрывчатки.
Нельзя, конечно, утверждать, что Винни мог потребовать любой аспект материальных благ - в таком случае он мог бы повелеть доставить его в Лес первым классом. Ну, бизнес классом, наконец, или даже эконом классом. Данные прихоти игнорировались.
Также всячески пресекались попытки Винни установить связь с внешним миром. Модемы Винни не выдавались, хотя он даже предлагал взять под расписку.
Севший по пьянке на его окно местный воробей (или другой птиц неустановленной национальной принадлежности) был отловлен службой безопасности посредством помещения в сачок, допрошен и посажен на нелимитированный срок до выяснения личности.
Все окурки, фантики и самолетики из страниц различных "Инструкций о..." уничтожались. Специально для их уничтожения в коридоре, в который выходила зверь темницы (если так можно выразиться) Винни Пуха, была установлена Мусорокушательная машина производства фирмы "Hruklett Packard".
Винни оставалось только надеяться на установления связи внешнего мира с ним самим, к чему он тоже пытался принимать усилия.

* * *

Когда Крошка Ру проснулся, первое, что он увидел - была картина на стене. Кажется, "Иван Грозный отрывает голову своему сыну-наркоману".
"Эк упился, ... - подумал Крошка Ру. Вместо точек он подумал ругательство, но оно не было пропущено внутренним цензором Автора. - Ну эк упился... Картины уже мерещатся... Завязывать пора..."
Надо сказать, что фразу "Завязывать пора" Крошка Ру думал по три раза на дню - после утренней опохмелки, дневной попойки и вечерней пьянке. Иногда, правда, вечернюю фразу он продумывать не успевал, так как засыпал гораздо быстрее.
Крошка Ру помотал головой. Картина исчезать отказывалась. Иван Грозный посматривал на Крошку Ру, как тому казалось, довольно укоризненно. Крошка Ру встревожился и полез в сумку (напомним, что по национальности он был, все-таки, кенгур, если можно так выразиться), чтобы выяснить, не завялялось ли там что-нибудь завалящее на опохмелку. Ничего завялящего не завалялось, и это повергло Крошку Ру в грусть - он, как, впрочем, и любой другой, не любил, когда у него в течение длительных периодов болела голова.
- Ру, мой милый, - раздался голос Кенги совсем рядом.
- Че? - спросил Крошка Ру довольно угрюмо.
- Как ты ся чуйствуешь? - поинтересовалась Кенга, но заинтересованности в ее голосе было не больше, чем свежего воздуха в выхлопных газах.
- Погано, - сообщил Крошка Ру. - Мам, похмелиться бы, - пожаловался он.
- Эт-т-можно, - сказала Кенга, и появилась бутылка с подозрительным на вид самогоном. Крошка Ру старался не вспоминать, что в прошлую пятницу он видел тормозную жидкость точно такого же цвета.

* * *

Самым незаинтересованным в Неожиданном Появлении Винни Пуха (Вдруг) лицом был не кто иной как ослик Иа-Иа. Но отнюдь не потому, что у Иа-Иа имелись какие-то Соображения и Веские Доводы против Винни Пуха, а потому, что ослику было на все совершенно наплевать, и на текущее состояние Пуха в том числе.
Однако отсутствие собеседника, с которым можно было бы обсудить аспекты Смысла Жизни и осудить агрессию "контрас" в Никарагуа (которая, как всем известно, давно загнулась, отчего обсуждать ее стало еще приятней), приводило Иа-Иа в такое уныние, что по сравнению с его обычным Очень Мрачным Состоянием его меланхолия явно заинтересовала бы психиатров. Первое время ослик терпеливо ждал, когда Винни сам придет к нему и начнет разговор. А уж что-что, а терпеливо ждать Иа-Иа умел, как говорится, на совесть. Но когда ослиное терпение стало сдавать, а Винни Пух не появлялся и не появлялся - ни Вдруг, ни в какой любой другой форме появления, Иа-Иа начал нервничать. Но нервничание ослика было совершенно безобидное и совсем окружающим незаметное - как дохлая муха на помойке. Когда же терпению ослика пришел конец (а такое случалось нечасто), Иа-Иа изрек (про себя, конечно) "Что ж я, осел что ли, ждать его буду?" - и медленно побрел в сторону, в которой, по слухам, находился дом Винни Пуха.
Если учесть, что у Пуха Иа-Иа никогда не был и не испытывал потребности в посещении до сих пор, можно оценить, как был удивлен (в душе, конечно) Иа-Иа, увидев цитадель медвежонка, обнесенную колючей проволокой, многометровым забором и сложными системами охранной сигнализации.
"Что это он тут такое придумал?" - поинтересовался Иа-Иа сам у себя, и сам же себе тут же ответил: "А хрен его знает..."
Инстинкт самосохранения, переданный ослику предками, которые не очень-то любили лазать по колючим проволокам и форсировать заборы, так как всем известно, что эти действия приводят к плачевным для хвостов последствиям, не позволил Иа-Иа пробраться в глубь дома Винни, поэтому ослик, сделав три полных круга и один неполный вокруг дома Пуха (на что у него, кстати сказать, ушло шесть с четвертью часов), остановился напротив воображаемого входа и дико заорал. По-ослиному, конечно...

...Дикий, полный Решительной Злобы и Открытой Неприязни к Маленьким Безобидным Существам, принес из ближайшего Леса легкий ветерок. Пятачок, мирно сидящий в собственном саду в кресле-качалке и употребляющий в пищу желуди по-морскопехотински, свое любимое блюдо, вздрогнул от всего сердца, отчего кресло-качалка закачалось в полную силу.
- Кто бы это мог быть? - подумал Пятачок вслух. Воображение рисовало ему такие страшные картины, что в кресле стала образовываться лужица - вероятно, случились обещанные прошлым летом местным гидрометеоцентром осадки и прочие атмосферные явления. - Ой-ой-ой, - сказал Пятачок. - Только бы не волки... Что-то я не очень-то люблю волков, - пожаловался он сам себе, и в душе тут же извинился перед всеми волками мира. - Что поделаешь, - сказал он. - Традиция... Мой дедушка, Вильям Посторо...
- И-и-и-и! А-а-а-а! - донеслось из Леса.
- Ой, мама! - Пятачок почувствовал, что у него подкашиваются копытца, а когда вспомнил, что сидит, тут же почувствовал, что у него подкашивается подзвоночник и вообще любая другая основа для поддержки поросячьего тела. - Кого это там? Неужели, опять Вуглускр мышек обижает? - Пятачок проникся жалостью к мышам. Но он подумал и решительно отбросил эту мысль. - Не может же мышка так громко орать, - рассуждая, Пятачок принялся пробираться ближе к двери. - Хотя... Когда тебя... Гм... И не так заорешь...
- А-а-а-а-а! - донеслось из Леса совсем близко.
- Мама! - сказал Пятачок довольно громко. - Он, кажется, сюда идет! Неужели правда волк?
Страх придал поросенку силы и выносливости, он схватил в охапку кресло-качалку и бросился к двери.
- У-у-у-у-у! - раздалось уже совсем-совсем близко.
Пятачок захлопнул за собой дверь и бросился в угол за ружьем. Загнав в каждый ствол по заряду, которого хватило бы наверняка слона на два-три, он уперся спиной в кровать и направил дуло в сторону двери.
- И-а! - сказал Иа-Иа в окно.
- Мама!!! - Пятачок готов был выстрелить, но, увидев морду Иа-Иа, просунувшуюся между горшков с цветами, передумал. - А, это ты, Иа-Иа... Ой, как же ты меня напугал... Неужели и ты забыл, что я самое Маленькое и Безобидное Существо?
- Нет, я не забыл, - сказал Иа-Иа. - У меня память хорошая...
- Семидесятинаносекундная, наверное? - предположил Пятачок.
Иа-Иа милостливо согласился.
- А чего ты орал? - поинтересовался Пятачок. - Это ты, случайно, не от волка прятался?
- Нет, - Иа-Иа ответил на вопрос, и его сложные ослиные мозги принялись обрабатывать полученную от Пятачка информацию. - Да, - сказал он через некоторое время, основательно пораскинув мозгами в разные стороны, так что Пятачку даже пришлось старательно уворачиваться. - Да, - повторил он еще через несколько минут. - Я, собственно - какое слово, а? - собственно, шел к тебе, чтобы выяснить... Чтобы выяснить...
- Забыл? - озабоченно поинтересовался Пятачок, когда Иа-Иа повторил словосочетание "чтобы выяснить" шестнадцать раз подряд.
- Забыл, - честно признался Иа-Иа.
- Рефреш, наверное, заклинило, - предположил поросенок. Других повреждений памяти он не признавал.
- Наверное, - согласился Иа-Иа со вздохом. - А, нет!
- О, работает, - порадовался Пятачок. - Это, наверное, адресация сбилась...
- Я шел к тебе, чтобы выяснить, где же наконец Винни Пух?
- А кто такой Наконец? - поинтересовался Пятачок. Он прекрасно помнил историю с Пятнистым Щасвирнусом, которых боялся не менее волков.
- Это слово такое, - пояснил Иа-Иа.
- А-а-а... А Винни Пух... Винни Пух... Знаешь, мы тоже его искали. Вдруг. Неделю назад. Или две.
- Ну и как? - поинтересовался Иа-Иа очень равнодушно.
- Не нашли, - сказал Пятачок и развел копытцами.
- Жаль, - сказал Иа-Иа, и Модульно-Амплитудный Коэффициент Равнодушности в его фразе повысился на тридцать процентов по сравнением с предыдущей фразой.
- Не нашли, - повторил Пятачок. - Потому что все думали, что он у тебя. Вдруг. А ты что-то знал и не говорил. Вдруг.
- Чего ты заладил - вдруг да вдруг, - возмутился Иа-Иа совершенно неожиданно. - С ума сойдешь сквизировать твою болтовню...
- Чего-чего?
- Ну, мусор отделять от информации... Что-то знал, говоришь... А чего ж я знал?
- Чего-то, - подсказал Пятачок. - Знал, и не говорил. Отвяжитесь все, говорил.
- А-а-а... Помню-помню... Говорил.
- Ну, а чего ж ты знал?
- Чего я знал? Чего я знал... Черт, вертится в голове, а наружу не может... Как будто память заблокирована...
- Заблокирована? - переспросил Пятачок. - М-да... Это серьезно...
- Ну, пойду я, - сказал Иа-Иа. - Может, разблокируется, - сказал он на прощание и поспешил удалиться, потому что от удивления Пятачок опустил ружье (которое, напомним, не преминуло остаться заряженным) и направил оба его дула на Иа-Иа.
А Пятачок, во все свои копытца, помчался по лесной дорожке к Кристоферу Робину.

* * *

Кристофер Робин полулежал на столе и играл в FAT_PIG!'а. Пятачок ворвался как раз в тот момент, когда главного героя игрушки одолевал рой Пчел, с которыми, правда, Кристофер Робин боролся мастерски.
- Кристофер Робин! - завопил он с порога.
- Тихо! - рявкнул Кристофер Робин.
Пятачок от неожиданности упал в непродолжительный обморок, оправившись от которого, он встал и залепил Кристоферу Робину увесистого пинка. Если учесть еще и твердость поросячьего копытца, можно представить себе, какую шишку набил Кристофер Робин на затылке при подпрыгивании от такого удовольствия.
- В тебе эта игрушка, видно, агрессивность воспитывает, - заявил Пятачок, когда Кристофер Робин приземлился рядом со своим креслом. - Потереть ее надо к этой... фене.
- Не-е-е-е-е, - пласкиво протянул Кристофер Робин на манер ясельного ребенка, у которого изымают любимую игрушку. - Она хорошая... А ты чего прискакал? Если тебе куда платеж отправить - фиг тебе, не видишь, игрушка какая!
- Ну тебя с твоими платежами, - обиделся Пятачок. - За кого ты меня держишь, за фраера паршивого? Дело есть...
- Какое? Только быстрее, у меня время - деньги...
- А у меня - желуди... Ну ладно. Помнишь, Иа-Иа про Пуха что-то зажал и говорить не хотел?
- Всего-то... Я то ду...
Второй пинок заставил Кристофера Робина вспомнить, что на голове у него шишка Весьма Внушительных Размеров.
- Молчу, молчу, - сказал Кристофер Робин. - Помню, зажал...
- Я его сегодня расколол, - сообщил Пятачок голосом заведующего Отделом Пыток и Пристрастий Гестапо.
- Иди ты!
- Чес-слово. Он хотел сказать, но вспомнил, что у него память заблокирована...
- Заблокирована? Как это?
- Ну, помнит, а сказать не может...
- Может, попытать?
- Не, не надо. Его, понимаешь, разблокировать надо! Ну, как это, защиту сломать, что ли...
- А кто у нас по защитам?
- Винни Пух!
- Гм... - Кристофер Робин задумался. Ударенные о потолок мозги соображали плохо, но он догадался, что для того, чтобы выяснить где Пух, а для этого нужно, чтобы он же сломал защиту на проклятых ослиных мозгах, сам же Винни Пух не подойдет. Вторым кандидатом на ломание защит был Иа-Иа, но, если бы он мог сломать защиту на собственных мозгах, он бы сделал это очень давно и не оповещал бы об этом весь Лес.
- Может, Кролика задействовать, - предложил Пятачок.
- Всех надо задействовать, - сказал Кристофер Робин. - Это общее дело... - он хотел сказать еще что-то очень патриотичное, но увидел во взгляде Пятачка что-то такое, что подсказало ему, что Пятачок имеет желание вызвать скорую помощь для перевозки Опасных Буйных Помешанных. - Кролика? Оч-чень правильно! А где щас Кролик?
- Откуда я знаю... Что я тебе, служба слежения что ли...
Короткий перезвон позволил выяснить, что Кролик делает что-то неопределенное у Тигры на телефонной станции и, что самое важное, он там находится.

Кристофер Робин запер кабинет, и они с Пятачком спустились вниз, в гараж.
- Э, да у тебя тут Jeep Cheerokee, - оценил Пятачок, осмотрев содержимое гаража, и потер копытца - помочь лучшему другу разбить такую машину, как "Широки", он считал делом чести.
- Конечно, широкий. На узких я не езжу, - сострил Кристофер Робин.
Пятачок издал довольное хрюканье, которое означало, что шутка ему понравилась, и постарался ее запомнить, чтобы потом, когда-нибудь, когда у него появится такой же Jeep, применить на Тигре или Кролике...

* * *

Кролик вместе с Тигрой играли в FAT_PIG!'а. Тигра отвечал за движения свиньи вправо и вверх, Кролик - за движения влево и вниз. В качестве общественной нагрузки на него также была возложена обязанность стрелять и открывать для Тигры банки с пивом. Низкопроизводительный однопроцессорный мозг Кролика (а, как может догадаться вдумчивый читатель, мозги у него, конечно же, были кроличьи) с такими возложенными на него сверхзадачами справлялся с трудом - это было похоже на то, как Windows запустили бы на ЕС1840 (хотя такие инцинденты в Лесу тоже имели место).
- А-а-а! Привет, Кристофер Робин! Хо-хо-о! Привет, Пятачок! - Тигра поздоровался с друзьями, не отрываясь от игры - такое уж у Тигры было тигриное чутье. Кролик кивнул за компанию, но для того, чтобы поздороваться, ему бы потребовалось оторваться, а за испорченную игру Тигра мог надавать ему по шее, чего Кролику крайне не хотелось, по крайней мере, в тот день.
- Кролик! - позвал Пятачок. Кролик сделал плечом движение, которое, по его разумению, должно было бы означать "Busy", но Пятачок был не умолим. - Да брось ты этого поросенка терзать, - потребовал Пятачок. - Все равно же в семь с половиной раз хреновей меня играете, хотя и вдвоем...
Тигра и Кролик пристыженно вздохнули хором.
- Дело есть, - сообщил Кристофер Робин. Чтобы шишка на затылке уменьшилась, он приложил к больному месту только что вынутую из холодильника банку пива. - У Иа-Иа память заблокировалась...
- Как это? - удивился Тигра.
- Ну, помнит, а сказать не может... Не вылезает.
- А-а-а... Это бывает... Я один раз так набрался... Помню, как матернуться, вроде, а сказать ничего не могу - тоже не лезет, понимаешь...
- Не, это другое, - нетерпеливо перебил Пятачок. - Иа-Иа Очень Важную Вещь знает...
- Какую?
- Где наш дорогой Винни Пух...
- А-а-а-а-а!!! Надо его отблокировать. А чем он себе память заблокировал? Этим же и надо отблокировать! Я когда с вечера первачом заблокируюсь, понимаешь, первое средство, чтобы отблокироваться... утром... он же, первач родимый! В крайнем случае, бражка... Чем он обычно блокируется? Портвешкой, наверное?
- Кто ж его знает... Он, по-моему, в крутой завязке... У него, кажется, язва, - предположил Кристофер Робин.
- Может, скажешь еще, что у него и желудок есть? - обиделся Тигра. - Я тебе верное дело говорю - пол-литра первача, и ишак наш...
- Не, Тигра, успокойся... У него блокировка... Как это? А, философская, во! Он себя сам, понимаешь, заблокировал...
- Без спиртного? Иди ты... Умеют же люди... Ру! Крошку Ру надо спросить! Он все сорта знает!
- А он в вытрезвителе, - напомнил Пятачок. - Его Кенга вытрезвляет... После вчерашнего... - поросенок ехидно ухмыльнулся.
Несмотря на то, что попойка, в результате которой Кенга устроила Крошке Ру вытрезвитель, произошла не меньше месяца до описываемых здесь событий, то, что случилось с Крошкой Ру, у жителей Леса именовалось не иначе, как "После вчерашнего".
- Так позвонить ему надо! - предложил Тигра, хватая со стола телефон. От такого резкого движения несчастный аппарат "Panasonic" был благополучно свален на пол и зверски разбит.
- Эй, Кенга, привет! - провозгласил Тигра в трубку.
- Привет, - сказала Кенга довольно равнодушно. - А ктой-та?
- А-а-а! Не узнала, щас побегу в миллионеры записываться, - сострил Тигра.
- Все шутим, - сказала Кенга. Было слышно как она пережевывает что-то съедобное, очевидно, мясное.
- Ну да, это я, Тигра, - сказал Тигра, подумав, что Кенга его уже разоблачила. - Крошку Ру мне! - потребовал он категорично.
- Низя, - ответила Кенга, пережевывая что-то со все более усиливающимся звуком.
- Почемуй-та?
- У него это... Он лечится. От запоя.
- А очень надо!
- По фигу, - Кенга была неприступна, а движение жевательных мышц просто таки гремело в телефонной трубке. - А зачем он тебе?
- Да так... Дело есть...
- Интересное?
- Очень...
- Ну, скажи мне... Я любопытная, - Кенга похабно хихикнула. Тигра тоже. Кристофер Робин подтолкнул его в бок, чтобы Тигра был ближе к делу.
- А, ну да! Тут Иа-Иа... знаешь такого?
- Ну, вроде как... Осел, что ли, такой у вас там?
- Во-во! Он... Ну, он что-то зажал про Пуха... И не говорит!
- Во хам... - протянула Кенга. - А Ру вам зачем?
- Ну, как зачем! Надо ж Иа-Иа...
- А... Вы в этом смысле... Ну хорошо, я ему передам.
В трубке раздался звук, который означал, что Кенга изумленно выронила трубку на рычаг и пошла передавать.
- Чего они там? - спросил Крошка Ру, рассматривая на свет стакан самогона на EPROM'ах. Самогонка так и назвалась - "Епромовка", и носила фиолетово-зелетоватый оттенок.
- Осла забить решили, - сказала Кенга довольно равнодушно, беря со стола стакан, наполненный "Епромовкой".
- Какого осла? Иа-Иа, что ли?
- Ну да...
- Отобьется, - сказал Крошка Ру уверенно. - С ослами шутки плохи... И чего они его так?
- Чего, чего... Зажал что-то, и не дает...
- Ну так сковородкой его по кумполу, - сказал Крошка Ру и, опрокинув стакан в пасть, минуты две болезненно морщился, как будто стакан он проглотил вместе с самогоном, и тот теперь нервно ворочается в его внутренностях.

Решение вопроса о разблокировании мозгов Иа-Иа, предложенное Крошкой Ру, все нашли просто замечательным, потому что самим думать на данную тему не очень-то хотелось по причине наличия в УК статьи, карающей за издевательство над ослами.
По словам Крошки Ру, особых материалов для разблокирования, помимо сковородки, не требовалось. А сковородка же предназначалась для равномерного разгона в замкнутом круговом пространстве и последующего ударения по голове Иа-Иа, которое должно было благотворно подействовать на мыслительные способности ослика и выбить в буквальном смысле всю интересующую окружающих информацию.
Буде Иа-Иа возмутился бы против такого прямого наглого вмешательства в его персональные мозги, имелась также директива его собственное мнение не рассматривать.
От предложения Крошки Ру Тигра пришел в восторг.

Для разблокирования Иа-Иа был созван общий сбор, который постановил временно приостановить лечение Крошки Ру (чтобы тот, помимо всего прочего, чего доброго, не спился бы) и командировать его в резиденцию осла для проведения разблокирования мозгов пациента.

Иа-Иа как раз заканчивал сочинение поэмы лирического характера в двух частях и с одним маленьким эпиграфом. Поэма начиналась словами "И томное сие томленье...", а заканчивалась: "...однако, в общем, соблюдя". Вышеприведенное словосочетание "в общем" встречалось в поэме раз сорок-пятьдесят и носило Особый Художественный Смысл.

Первое, что вырвалось из Иа-Иа, информацией о Пухе, по-видимому, не являлось, а, скорее, было похоже на Полный Удивления и Страдания Вопль. Когда Крошка Ру замахнулся сковородкой вторично, Иа-Иа заметил маневр и дико-дико завопил:
- Подождите! Я вспомнил!

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ


All materials on this server Copyright©1998-2000 Cool Brothers Entertainment